Личности 87/2015

Татьяна Винниченко

ДЖОАККИНО РОССИНИ: НЕМНОГО МАСТЕРСТВА, НЕМНОГО СЕРДЦА

Ему было тридцать два, когда некий восторженный почитатель – Россини потом припомнил, что встречал его однажды на балу, – написал первую его биографию. Знаменитую и сегодня, поскольку автора звали Стендаль.

Ему было тридцать семь, когда в зените славы он объявил, что больше не будет сочинять для театра. И слово свое сдержал. «Импресарио, короли, императоры часто искушали меня всеми возможными способами, – с улыбкой вспоминал Россини. – Что ж, уйти вовремя тоже требует определенной гениальности».

На самом деле Джоаккино Россини до глубокой старости продолжал писать музыку. Такую, какую хотел

Джоаккино Антонио Россини родился 29 февраля 1792-го – день рождения он будет праздновать раз в четырехлетие, считая, что високосные годы приносят ему удачу.

Родился он в Пезаро, городке на берегу Адриатического моря, пребывавшем тогда под властью Рима. За пять месяцев до появления единственного сына на свет поспешно заключили брак его родители: Джузеппе Антонио Россини, происходивший из патрицианского, но давно обедневшего рода, и дочь булочника Анна Гвидарини.

Обоих кормила музыка. Джузеппе Россини играл на трубе и валторне, его имя значится среди музыкантов театра «Дель Соле» и пезарского оркестра, он был трубачом феррарского гарнизона и затем городским трубачом-герольдом в Пезаро. Анна Россини обладала красивым сопрано и пела в провинциальных театрах; не имея музыкального образования, она разучивала роли на слух. «Она все время пела, даже когда занималась домашней работой, – вспоминал Россини. – (…) Ее от природы выразительный голос был прекрасен, полон изящества и нежности, как и ее внешность».

Джузеппе Россини за его живой холерический темперамент получил прозвище «Вивацца» (весельчак, живчик). К римским властям он относился враждебно и приветствовал наполеоновские войска, вступившие в Пезаро в феврале 1797 года, повесив на свой дом табличку: «Жилище гражданина Виваццы, истинного республиканца». «Гражданин Вивацца» играл в оркестре, ему даже приписывают создание республиканского гимна. В архивных записях в составе оркестра значится и «гражданский гвардеец Джоаккино Россини, lstaro оркестра», которому было тогда чуть больше шести лет. Слово «lstaro» исследователи расшифровывают как синоним треугольника, ударного музыкального инструмента, на котором мог играть и ребенок.

С 1798 года супруги Россини много колесили по стране, сотрудничая с разными оперными театрами. Джоаккино оставался в Пезаро с бабушкой Гвидарини и ходил в начальную школу, где его учили чтению, грамматике и декоративной каллиграфии. Впрочем, без особого успеха: почерк у Россини на всю жизнь остался далеким от совершенства, а если верить легенде, то в наказание за плохую учебу его отправляли работать то к кузнецу, то к колбаснику. Тогда же в жизни мальчика появился первый учитель музыки, обучивший его игре на чембало. А отец научил сына играть на валторне и нашел ему преподавателя по вокалу. В 1800 году, после восстановления папского контроля над Пезаро, Джузеппе Россини попал в тюрьму, откуда вышел после победы Наполеона под Маренго.

Пока отец семейства пребывал за решеткой, мать выступала на сцене, чтобы содержать семью, а сын подрабатывал певчим в церковном хоре. В начале нового века Анну Россини называли «второй Каталани». Джоаккино унаследовал ее талант; впервые он вышел на оперную сцену в Равенне в 1804 году, исполнив в опере Валентино Фиорованти «Близнецы» партию комического баса – юношеским дискантом.

Однажды в кругу друзей Джоаккино Россини признался, что в семье серьезно дискутировался вопрос о том, чтобы сохранить его голос от ломки. «Большинство кастратов, особенно те, что посвятили себя театру, жили богато, – вспоминал Россини. – Но моя отважная матушка ни за что бы не согласилась». Его самого, утверждал музыкант, этот вопрос тогда совершенно не волновал.

В 1805 году семья Россини обосновалась в Болонье – одном из музыкальных центров тогдашней Италии. Джоаккино начал учиться в местном музыкальном лицее вокалу и сольфеджио. В тринадцать лет он спел на сцене болонского театра «Дель Корсо» партию Адольфо, юного сына героини, в опере Фердинандо Паэра «Камилла». А в свободное время уже сочинял музыку: сохранились ноты шести сонат-квартетов, написанных за три дня, когда мальчик гостил на вилле своего друга возле Равенны – там их и исполнили.

Голос Джоаккино после ломки остался красивым, превратившись в баритональный тенор, однако карьеры профессионального певца Россини не сделал: по одной из версий, посвятить себя сцене ему помешала излишняя возбудимость, унаследованная от отца. В апреле 1806 года Джоаккино Россини поступил в Музыкальный лицей падре Маттеи, где, кроме вокала и игры на музыкальных инструментах, начал изучать основы композиции. В четырнадцать он стал членом престижной Филармонической академии. И тогда же, сведя дружбу с тенором Доменико Мамбелли, по либретто его жены Винченцы сочинил оперу-сериа «Деметрио и Полибио». Поскольку ее первая постановка состоялась только в 1812 году, дебютом Россини эту оперу не считают.

Уже в юные годы он сочинял музыку очень легко и быстро: сонаты и кантаты выходили из-под его пера одна за другой, а в 1808 году он даже написал мессу. Впрочем, когда у знаменитого Россини спросили, где хранятся ее ноты, он припомнил, что в них, скорее всего, в свое время завернули салями. В 1810 году Джоаккино прекратил занятия в лицее, считая, что не стоит тратить еще два года на изучение григорианского хорала и канона. «Ученым» академическим музыкантом он не стал...

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 88/2015
№ 86/2015
№ 85/2015
№ 84/2015
№ 83/2015