Личности 88/2015

Марина Ливанова

КРИСТИАН БАРНАРД: СЕРДЦЕ В РУКАХ ХИРУРГА

Не принуждайте себя. Если алкоголь вам неприятен – не пейте.

Осторожно с диетами. После большинства курсов похудения худеет только ваш кошелек.

Не считайте калорий. Будьте искренними. Достаточно уже того, что в школе вы были хороши в математике.

Секс – это тренинг. Или вы знаете более приятное упражнение для сердца и кровообращения?

Вино – это как секс. Наслаждайтесь им, но не пытайтесь его понять.

Полезные советы доктора Кристиана Барнарда

Белый голубоглазый мальчик по имени Кристиан Нитлинг Барнард родился 8 ноября 1922 года на самом юге Черного континента, в городке Бофорт-Уэст Западной Капской провинции Южно-Африканского союза. Адам Барнард, немец по происхождению, был священником реформатской церкви, его жена Мария, француженка, работала учительницей и играла в церкви на органе. Говорили в семье на африкаанс, бурском языке; английский Кристиан выучил позже. Детей было пятеро, но выросли четверо – один из младших братьев Кристиана, пятилетний Абрахам, умер от порока сердца.

Бофорт-Уэст основали британцы в начале ХІХ века. Здесь жили потомки белых переселенцев, их слуг-индийцев, темнокожие представители коренных народов банту и «цветные» – дети смешанных браков, мулаты и метисы. Барнард вспоминал, что церковь его отца посещали прихожане всех цветов кожи, и тот не делал между ними разницы, уча и детей расовой толерантности: «Я вырос среди не-белых людей. Для нас было обычным делом, когда не-белые люди гостили в нашем доме, пили чай с нами, обедали с нами». А на свою маму Кристиан, уже знаменитый врач, всегда ссылался в контексте здорового питания, цитируя ее слова: «Прекращай есть, когда ты еще голоден».

Многодетная семья священника не голодала, но жили Барнарды скромно. Законы биографического жанра требуют суровых испытаний в начале пути великого человека, сделавшего себя самостоятельно, и Кристиан Барнард как персонаж медийный свою легенду всю жизнь поддерживал. Он рассказывал, что много лет носил одни и те же брюки, которые мать дотачивала каждый год, а обувь ему и братьям вообще не покупали, они ходили босиком даже зимой. «Я – старший из пятерых детей. Рано начал работать, чтобы иметь возможность учиться. (…) Все, чего достиг, – исключительно благодаря труду», – привычно отчитался он на склоне лет в интервью одесскому корреспонденту газеты «Факты». А в других интервью дежурно шутил, что пошел учиться на врача главным образом потому, что за это хорошо платили.

Восемнадцатилетним Кристиан окончил школу в Бофорт-Уэсте и поступил учиться на медицинский факультет Кейптаунского университета. Уже студентом зарекомендовал себя как практик – теоретические дисциплины его не особенно увлекали. В 1946 году Кристиан Барнард получил диплом врача. В Кейптаунской больнице Грут Шур он прошел интернатуру, а затем уехал работать в провинцию, в городок Церес Западной Капской провинции.

Практикуя в качестве семейного врача в больнице Цереса, Кристиан познакомился с местной медсестрой Алеттой Гертрудой Лоуи, которая в 1948 году стала его женой (одна из легенд о Барнарде гласит, что ради оплаты свадебных торжеств и покупки обручального кольца он продал свой первый подержанный автомобиль). В этом браке родилось двое детей: дочь Дейдра и сын Андре.

В год свадьбы Кристиана Барнарда в Южно-Африканском Союзе победила на выборах Национальная партия, провозгласившая политику апартеида – раздельного проживания рас, а на практике – дискриминации не-белых граждан страны. Кристиан вспоминал, что его отец возмущался этой политикой, считая апартеид враждебным Богу. «Он не раз говорил после того, как Национальная партия пришла к власти: “Главная заповедь Божья: возлюби ближнего своего, как самого себя. Как вы можете любить ближнего как самого себя, если поддерживаете дискриминацию?”»

В медицинской сфере апартеид проявил себя в целом комплексе требований, несовместимых со здравым смыслом. Темнокожие студенты не имели права присутствовать при осмотре белого пациента и даже при вскрытии трупа белого человека. Темнокожие врачи вели прием в отделениях только для черных и получали за это в разы меньшую зарплату, чем белые коллеги, – при заметно большем наплыве пациентов. Черный хирург не имел права оперировать белого пациента, даже если речь шла о спасении его жизни, а темнокожего больного в критическом состоянии не могли поместить в реанимацию, если там уже находился белый.

Обо всем этом Кристиан Барнард позже напишет в романе «Нежелательные элементы», во многом автобиографическом. И сознается, что в юности, как и герой романа, студент-медик, иногда ловил себя на раздражении при виде темнокожего парня, общающегося с белой девушкой – влияние социальных настроений было не так легко преодолеть. «Мне очень помог пример отца. И все равно это было непросто».

Постепенно апартеид набирал обороты, темнокожее население страны изолировали в бантустанах, и, в принципе, у человека аполитичного появилась возможность не замечать в быту проявлений государственной политики. «Я думаю, что в этом смысле врачи нисколько не отличаются от других белых южноафриканцев, – говорил в интервью Кристиан Барнард. – Апартеид их раздражает, но они заглушают в себе протест, о расизме стараются не думать, не говорить…»

В 1951 году он вернулся в Кейптаун, привезя с собой жену и маленькую дочку. Начал работать в инфекционной больнице, где специализировался на лечении менингита, а параллельно занимался научной работой. Через два года – Барнарду было чуть больше тридцати – он уже получил звание доктора медицины в Кейптаунском университете...

Александр Лерман
11 Января 2016
Уважаемый Юрий, приношу Вам глубокую благодарность за опубликованную Вами статью,о "тепловой смерти" и особенно за Ваши мысли,слог, которым они написаны, а также цитаты, Вами приведенные. Думаю, что благодаря, таким людям как Вы,у этой страны есть надежды на нечто хорошее в будущем. Надеюсь ,что Вы перечитали книгу о моей маме художнице Зое Лерман"Волшебный мир Зои Лерман" Я мечтаю сделать ее мемориальную выставку и опубликовать в приличном месте материал о ней с репродукциями ее работ и фотографиями из личного архива. Хотелось бы с Вами пересечься и пообщаться по возможности Благодарю заранее С уважением Александр Лерман-Луцкевич/художник.

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 87/2015
№ 86/2015
№ 85/2015
№ 84/2015
№ 83/2015