Личности 93/2016

Татьяна Винниченко

РОЗА БЕРТЕН: МАДЕМУАЗЕЛЬ МИНИСТР

«Новое – это хорошо забытое старое», – будто бы сказала именно она. Неизвестно, при каких обстоятельствах: то ли мановением руки возвращая в придворную моду уже давно неактуальный силуэт, то ли давая вторую жизнь туалету своей главной клиентки. Впрочем, возможно, Роза Бертен ничего такого и не говорила – как и сама королева Мария-Антуанетта, по мнению большинства историков, вовсе не предлагала своим нищим подданным есть пирожные за неимением хлеба.

Несомненно другое: облик галантного века, который, катясь к гибели, купался в роскоши, в каком-то смысле создала именно она. Модистка королевы, владелица главного парижского бутика XVIII века, одна из первых женщин-стилистов в современном понимании слова – Роза Бертен

Это история впечатляющего взлета, а потому начинается она, естественно, с предсказания судьбы. Маленькой Мари-Жанне, дочери офицера Николя Бертена и его супруги Мари-Маргариты, как-то встретилась цыганка и напророчила ей будущее настолько блестящее, что за ней, дескать, даже будут носить шлейф.

Девочка родилась 2 июля 1747 года в городке Абвиль на берегах Соммы, в Пикардии, на севере Франции. Николя Бертен служил в Марешоссе, конной полицейской страже, и жил с женой и детьми в отеле при казарме. В семье росло три сына и три дочери (еще трое детей умерли в младенчестве). Мари-Жанна была младшей из дочерей. В семь лет она лишилась отца; с бесплатной квартиры семье пришлось съехать, и мать, чтобы прокормить детей, начала работать сиделкой и прислугой.

Градообразующим предприятием Абвиля была королевская мануфактура Ван Робе, где работало большинство населения городка, в том числе и родные Мари-Жанны, и будущую законодательницу мод ожидал тот же путь, несовместимый со славой и шлейфом. Но священник, у которого убиралась Мари-Маргарита, устроил ее младшую дочь учиться в приходскую школу. С начальным образованием девочка уже могла претендовать на большее, чем работа на мануфактуре, и мать отдала ее в ученицы к местной модистке и шляпнице, мадемуазель Виктории Барбье.

В течение нескольких лет Мари-Жанна училась кройке и шитью, искусству отделки одежды и головных уборов, осваивала основы стиля и развивала художественный вкус. Ей было пятнадцать, когда мадемуазель Барбье по финансовым причинам была вынуждена сократить штат своих учениц; позже она переехала в Париж и вышла замуж за торговца тканями Исаака Тетара, будущего поставщика нашей героини.

В Париж весной 1762-го или 1763 года отважно отправилась и юная Мари-Жанна Бертен.

Это было время, когда Франция, потерпев поражение в Семилетней войне, лишившее ее части колоний и существенно понизившее ее вес на европейской арене, переживала глубокий политический и экономический кризис. Впрочем, король Людовик XV от жизни страны дистанцировался. Его интересы были сосредоточены в «Оленьем парке» – особняке в окрестностях Версаля, куда королю привозили приглянувшихся ему молоденьких девушек. Руководила процессом могущественная фаворитка короля мадам де Помпадур, стремясь не допустить появления на орбите короля полноценной соперницы. И только после ее смерти в 1764 году возникла преемница – мадам Дюбарри, в девичестве Мари-Жанна Бекю, модистка из известного парижского бутика четы Лабилль.

Модные магазины в тогдашнем Париже располагались один за другим вдоль длинной улицы Сен-Оноре. Мари-Жанна Бертен поступила работать в бутик «Модный штрих» («Trait Gallant») мадам Пагель. О карьере удачливой тезки она, по-видимому, не помышляла, сразу позиционировав себя как девушку честную и неприступную. Провинциалка, она вынуждена была пробивать себе дорогу с удвоенной энергией, что требовало и развития профессиональных навыков, и работы над имиджем. В частности, хозяйку и сослуживиц не устраивало ее простонародное, «непрестижное» имя. И Мари-Жанна стала Розой Бертен, что в ушах клиентов звучало намного привлекательнее.

Бутик мадам Пагель обслуживал знатную и состоятельную клиентуру. Согласно историческому анекдоту, карьерный взлет Розы Бертен начался с недоразумения во время ее визита к одной из клиенток бутика, принцессе де Конти. В полутемной прихожей девушка разговорилась, как она думала, с прислугой, сразу же сократив дистанцию и рассыпая фривольные шуточки. Собеседница оказалась, как нетрудно догадаться, самой принцессой – и задорная дерзость юной модистки ей понравилась. Розе было заказано приданое для племянницы принцессы, выходившей замуж за герцога Шартрского*.

К концу шестидесятых годов XVIII века услугами мадемуазель Розы Бертен регулярно пользовались герцогиня де Шартр, принцесса де Конти, принцесса де Ламбаль. Из наемной работницы «Модного штриха» Роза стала деловым партнером мадам Пагель и совладелицей бутика. Ее мастерство модистки достигло высочайшего уровня.

«Я несказанно дивлюсь причудам французской моды. Парижане уже забыли, как одевались этим летом, и совсем не знают, как будут одеваться зимой. И прямо-таки невозможно представить себе, во что обходится человеку одеть жену по моде, – писал в начале XVIII века философ Шарль Луи Монтескье. – Что толку точно описывать тебе их наряды и украшения? Новая мода сведет на нет все мои старания, как сводит на нет работу всех поставщиков, и все переменится прежде, чем ты получишь мое письмо. Если женщина уедет на полгода из Парижа в деревню, она вернется оттуда настолько отставшей от моды, как если бы прожила там тридцать лет»…

Облик галантного века определял стиль рококо – подчеркнуто женственный и бесконечно изменчивый. В начале царствования Людовика XV женщины всех сословий стремились к силуэту с тонкой талией, затянутой корсетом, и широкой юбкой на каркасе – «панье» (рanier по-французски – корзина), который простолюдинкам мастерили из ивовых прутьев, а аристократкам из «рыбьей кости», то есть китового уса…

* Носил этот титул до 1785 года, после смерти своего отца– герцог Орлеанский. 

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 100/2016
№ 99/2016
№ 98/2016
№ 97/2016
№ 96/2016