Личности 95/2016

Юлия Шекет

РОКУЭЛЛ КЕНТ: ВЕЧНАЯ СТРЕЛКА НА СЕВЕР

Из всех американских художников прошлого века Рокуэлл Кент был, пожалуй, самым заядлым путешественником и самым неутомимым авантюристом.

Перечисление граней его натуры поистине впечатляет: в разные периоды жизни, а иногда одновременно, он был и живописцем, и графиком, и иллюстратором, и писателем, и общественным деятелем, и лектором, и архитектором, и плотником, и моряком, и фермером… Его друг, писатель и критик Луис Унтермейер, полушутя высказывал подозрение, что тот «вовсе не личность, а некая организация – возможно, Соединенные и Объединенные Предприятия Рокуэлла Кента».

Сам же художник признавался, что при всем его интересе к жизни во всех ее проявлениях радостный трепет охватывал его сердце лишь при виде природы. У единственного обладателя пакета акций «предприятий Рокуэлла Кента» имелась «одна, но пламенная страсть»: всю жизнь он вдохновенно писал пейзажи, отдавая предпочтение красоте Севера. И теперь, глядя на фото какого-нибудь величественно-сурового, но яркого и живописного ландшафта, ловишь себя на мысли: «Словно на картине Кента!»

Можно сказать, что будущий живописец появился на свет под звездой упрямой любви, побеждающей все преграды. Сара Энн Холгейт росла под крылом у дяди-миллионера Джеймса Бэнкера. «Робкая, одинокая богачка Сара» любила стихи и дружила с прислугой, а перед ее опекуном, как она вспоминала, «трепетали мужчины, женщины и дети». Неудивительно, что узнав о взаимном чувстве 17-летней воспитанницы к 19-летнему Рокуэллу Кенту, который всего лишь учился горному делу и юриспруденции, а также игре на флейте, дядюшка Джеймс не на шутку разгневался.

Категорический запрет не помешал влюбленным обвенчаться. Мистер Кент выбивался из сил, стараясь прокормить пополняющуюся семью, юная миссис Кент обеспечивала уют домашнего очага. 21 июня 1882 года она осчастливила любимого супруга Рокуэллом-младшим, вскоре у них появился второй сын – Дуглас. Дядя Джеймс со временем смягчился и помирился с Сарой, но все-таки в наследство ничего ей не оставил.

Тем не менее, влюбленные были счастливы и в шалаше. То есть в домике в неотюдорианском стиле в городке Тэрритаун, штат Нью-Йорк, где маленький Рок любил играть, воображая себя обитателем сказочного замка. Однако когда мальчику было пять лет, этот земной рай разрушила смерть отца. Осиротевшему семейству (а Сара была беременна третьим ребенком) предстояло потуже затянуть пояса. Немного помогала дядина вдова, тетушка Джози, но в основном все держалось на миссис Кент. Она шила и вязала, стряпала и рисовала, чтобы прокормить детей и дать им хорошее воспитание и образование.

Наш герой сменил несколько учебных заведений. Школа-интернат в Северном Тэрритауне, по его воспоминаниям, «мало чем напоминала школу как по методам, так и по результатам обучения»; в академии в Чешире для него «уроки были незанимательными», и тут мальчик впервые проявил твердую волю, состязаясь с латинистом: регулярные наказания так и не смогли победить его упорное нежелание учить скучные глаголы, и в конце концов его оставили в покое. А вот нью-йоркская школа имени Хорэса Манна дала мальчику уже несколько больше: здесь юный Кент увлекся черчением. А рисовать он любил с детства, славился среди однокашников и знакомых как мастер изысканных книжных закладок и прочей подобной продукции. Художественные наклонности парня пригодились семье – Рокуэлл помогал маме и тете в их декоративно-прикладных трудах, даже с успехом участвовал в росписи фарфоровой посуды. Зарабатывал он и в качестве помощника в банке. Хотя, похоже, для последнего рода деятельности его характер оказался все же наименее приспособленным: однажды шестнадцатилетний рассыльный умудрился потерять купоны на несколько тысяч долларов.

Хорошо, что родные не заставили юношу ломать себя в пользу не подходящих для него занятий, а лишь посоветовали остановиться на каком-нибудь максимально практичном виде творческой деятельности. Выбор пал на архитектурный факультет Колумбийского университета.

Рокуэлл старался учиться хорошо, чтобы получать стипендию, хотя удержать себя в строгих рамках чертежей и теорий было нелегко. Ему было интересно поучаствовать в шуточной выставке студенческих карикатур на преподавателей, он экономил, чтобы покупать любимые книги вроде увлекательных романов Вальтера Скотта… А со временем осознал, что больше всего на свете его все-таки тянет именно к живописи – и, «движимый упорством, бросил занятия архитектурой, отказался от диплома и вместе с ним от обеспеченной карьеры».

Но его врожденного упорства, к счастью, хватило и на последовательное овладение выбранной профессией. Кент терпеливо учился у нескольких мэтров – Уильяма Чейза, Кеннета Миллера, Эббота Тайера. При этом стараясь усваивать то, что считал самыми сильными сторонами каждого, но не отказываться от самостоятельного видения натуры и понимания искусства. В первых известных его полотнах («Дублинский пруд», «Труженики моря») уже можно провидеть будущее Кента-художника. В этих реалистичных картинах (с каким жаром он всегда разносил в пух и прах любое авангардное, абстрактное, экспериментальное искусство!) царит спокойная, невозмутимая, величественная жизнь природы. В которой человек играет вроде бы и не пассивную, но какую-то вовсе не первостепенную роль.

Чего Рокуэлл не любил, помимо заумного абстракционизма, – так это шумного Нью-Йорка и ежедневной рутины. Служба в архитектурной конторе «Юинг и Чэппелл» давала возможность прокормиться, но не приносила морального удовлетворения. Родственники («братец-клерк», «сестричка-церковница» и даже любящая мама) оказались не способны разделить порывов его артистической натуры. К примеру, овладевшей Рокуэллом идеи вегетарианства и защиты животных, а тем более его политических устремлений левого толка. Тут следует заметить, что, пройдя через пылкое увлечение Толстым и Дарвином, Кент усвоил весьма скептическое отношение к религии (хотя иногда склонялся к мистицизму), а заодно и к традиционно американским ценностям, и с годами сделался довольно последовательным социалистом.

Все это, наложившись на страстную любовь к природе, в 1905 году подтолкнуло его к первой из многочисленных поездок – на остров Монхеган в штате Мэн…

Полную версию материала читайте в журнале Личности №95/2016

Другие номера издания «Личности»

№ 100/2016
№ 99/2016
№ 98/2016
№ 97/2016
№ 96/2016
№ 94/2016