Личности 95/2016

Роман Евлоев

АТТИЛА: БИЧ БОЖИЙ

«Там, где ступал мой конь – трава не растет!» – утверждал Аттила, Бич Божий. Это имя страшились упоминать всуе императоры, но громогласно славили бродячие поэты. Для просвещенных римлян он стал воплощением всепожирающего хаоса, для простодушных варваров – нового порядка. Аттила мечтал объединить Европу и добился цели – объединив континент против себя. Он мог уничтожить римскую цивилизацию, но в последний момент отступился. И после смерти оказался почти забыт историками, но остался в памяти людей героем народного эпоса.

Каким он был на самом деле – не знает никто

Жизнь Аттилы – одна из самых интригующих историй поздней античности. Ни один другой враг великого Рима не снискал столь дурной славы у современников и хронистов. Даже Ганнибал, чьим именем римляне пугали непослушных детей, не вызывал у жителей Вечного Города такого животного страха и такой жгучей ненависти, как повелитель гуннов.

Подобное отношение более чем странно: Аттилу нельзя назвать ни самым жестоким из завоевателей, ни самым непримиримым, ни даже самым успешным – столицу империи он, в отличие от Алариха и Гейзериха, так и не захватил. И все же гордые римляне видели в Аттиле почти мистическую угрозу, персонифицированный Гнев Господень, а в гуннской коннице – дьявольское воинство, настоящих всадников Апокалипсиса. Христианские священнослужители называли его Бичом Божьим, поэты сравнивали с карающей стрелой Юпитера – молнией.

Время и место рождения Аттилы неизвестны. Его отец, Мундзук, происходил из царского рода и приходился родным братом Ругиле, которого античные авторы описывают как «первого царя гуннов». Изначально Ругила (он же Руа, Руга или Ругас)  делил власть со своим братом Октаром, но после смерти последнего, во время похода против бургундов, на короткий срок сделался единоличным правителем всех гуннов и подконтрольных им племен.

В 434 году, при весьма загадочных обстоятельствах (якобы в Константинополе и якобы от удара молнии) погибает и Ругила. Кочевую империю наследуют его племянники Бледа (в венгерской литературе он позже стал известен под именем Буда) и Аттила. Трудно точно сказать, в каком возрасте братья приняли бразды правления. Ясно лишь, что Аттила ворвался на историческую сцену, уже будучи вполне зрелым мужчиной. Большинство биографов полагает, что было ему в то время около сорока лет. Приск Панийский описал его в 488 году крепким мужчиной с легкой сединой. В словах готского историка Иордана, писавшего спустя век после смерти нашего героя, наверняка звучат отголоски слов Приска: «…Он был горделив поступью, метал взоры туда и сюда и самими телодвижениями обнаруживал высоко вознесенное свое могущество. По внешнему виду низкорослый, с широкой грудью, с крупной головой и маленькими глазами, с редкой бородой, тронутый сединою, с приплюснутым носом, с отвратительным цветом кожи, он являл все признаки своего происхождения. …Был он мужем, рожденным на свет для потрясения народов».

Дуумвират братьев возобновил прерванные со смертью Ругилы контакты с восточноримским правительством. Стороны встретились на берегу Дуная возле города Марга. Гунны традиционно вели переговоры верхом на лошадях, поэтому римляне, не желая уступать варварам, тоже отказались спешиваться. Впрочем, достоинство – единственное, что удалось сохранить посланцам императора. Аттила добился увеличения размеров дани вдвое: с 350 до 700 фунтов золота в год. Помимо этого, римляне обязались не принимать перебежчиков с подвластных гуннам земель и даже возвращать обратно сбежавших от варваров своих пленных сограждан (либо выплачивать за каждого невозвращенного по 8 золотых монет). Официальный Константинополь безропотно принял требование не заключать союза с народом, против которого гунны ведут военные действия и обеспечить торговые преференции гуннским купцам. В завершение переговоров Аттиле пожаловали звание magister militum – без полномочий, но с выплатой полагающегося жалованья в золоте.

Пойдя на уступки, римляне купили себе несколько лет прочного мира, которые благоразумно потратили на строительство цепи укреплений по берегам Дуная. Успех переговоров был не менее важен и для гуннских вождей. Унаследовав кочевую империю, Аттила с братом должны были первым делом продемонстрировать подданным главную добродетель царя – способность обеспечить своих людей звонкой монетой. А для этого им требовалось римское золото. Получив желаемое, гунны вернулись в свои пределы и занялись внутренними делами.

Уже из переговоров с Константинополем очевидно, что поначалу положение дуумвирата было довольно шатким. Доподлинно неизвестно, как именно братья разделили полномочия и обязанности. Вероятно, Бледа, склонный к увеселениям и роскоши, остался править на востоке, в то время как Аттила воевал на западе. В 437 году он, с молчаливого согласия или даже по просьбе консула Аэция, уничтожил королевство бургундов на Рейне. Формальной причиной для войны стала месть за смерть родного дяди Аттилы – Октара. Тот хоть и умер от обжорства, но все же во время кампании против бургундов. Чем не повод для геноцида? Массовое избиение гуннами побежденных настолько потрясло современников и потомков, что это событие нашло свое отражение даже в эпической «Песни о Нибелунгах», а сам Аттила под именем Этцеля стал одним из главных ее отрицательных персонажей.

Дипломатические и военные успехи укрепили авторитет Аттилы среди большей части гуннов и покоренных ими племен, однако ему этого было недостаточно. Он обладал влиянием, но не имел еще настоящей власти.

Честолюбие Аттилы не могло не сказаться на его отношениях с Бледой. Надо думать, соперничество между братьями существовало изначально…

Полную версию материала читайте в журнале Личности №95/2016

Другие номера издания «Личности»

№ 100/2016
№ 99/2016
№ 98/2016
№ 97/2016
№ 96/2016
№ 94/2016