Личности 96/2016

Яна Дубинянская

ПЬЕР-ОГЮСТЕН КАРОН ДЕ БОМАРШЕ: ЗДЕСЬ И ТАМ

«Во время моего правления, – сказал однажды почти в шутку император Наполеон Бонапарт, – такого человека упрятали бы в Бисетр. Конечно, кричали бы, что это произвол, но какую услугу мы оказали бы обществу!.. “Женитьба Фигаро” – это уже революция в действии».

Этот вредный для общества человек за решеткой все же побывал, и неоднократно, чудом избежав гильотины. А кроме того, изобрел часовой механизм, актуальный и в двадцатом веке, выполнял деликатные поручения короны за границей, проворачивал бизнес-операции по всему миру, играл на арфе, принимал деятельное участие в финансировании войны за независимость Америки и первых французских воздухоплавателей, издал собрание сочинений Вольтера, планировал возвести в центре Парижа гигантскую башню, творил в соавторстве с композитором Сальери и сам заработал смутную репутацию отравителя…

И, конечно, написал «Женитьбу Фигаро»

Фамилию «де Бомарше» наш герой приобретет уже взрослым, «по жене» – и не откажется от нее даже под давлением революционной эпохи, не терпевшей дворянских титулов. А в детстве и юности он был просто Пьер-Огюстен Карон, сын часовщика с улицы Сен-Дени.

Андре-Шарль Карон за десять с лишним лет до рождения сына формально отрекся от протестантской веры, чтобы получить возможность открыть часовую мастерскую и жениться на девице Марии-Луизе Пишон. В семье родилось десять детей, четверо из них умерли во младенчестве. Пьер-Огюстен, появившийся на свет 24 января 1732 года, рос в окружении пяти сестер: самой любимой из них была Мария-Жюли, которая останется с братом до самой смерти и станет именоваться мадемуазель де Бомарше.

С шести лет Пьер-Огюстен учился гуманитарным дисциплинам в парижском коллеже Альфора, а параллельно осваивал часовое дело в мастерской отца. В тринадцать лет отец его из коллежа забрал и сделал своим подмастерьем.

Сохранился текст договора между господином Кароном и его четырнадцатилетним сотрудником, и условия ему патрон ставил жесткие. Пьеру-Огюстену запрещалось почти все: ходить по гостям, музицировать (упражняться в игре на виоле и флейте отец разрешил, но так, чтобы никто этого не слышал), к девяти он был обязан неукоснительно быть дома, а платил ему отец восемнадцать ливров в месяц, на которые сын-подмастерье должен был еще и покупать инструменты.

«Летом вы будете вставать в шесть часов, зимой – в семь; работать до ужина, не выказывая отвращения к тому, что я вам поручу; под этим я понимаю, что вы употребите таланты, данные вам богом, исключительно на то, чтобы прославиться в вашем ремесле. Помните, вам стыдно и бесчестно ползти в нашем деле, и если вы не станете в нем первым, вы недостойны уважения».

Часовщик Андре-Шарль Карон вырастил достойного сына.

В 1753 году в мастерскую на улице Сен-Дени заглянул королевский часовщик Жан-Андре Лепот. Взглядом профи он сразу заметил принципиально новую деталь часовых механизмов Карона-сына: анкерный спуск, позволявший добиться большей точности хода часов. Отказать королевскому часовщику юноша не смог: один из спусков Лепот унес с собой. Вскоре газета «Меркюр де Франс» опубликовала заметку: «Господин Лепот представил недавно Его Величеству часы, только что им сделанные, главное достоинство которых заключается в спуске...»

Пьеру-Огюстену был всего двадцать один год: юнец, вчерашний подмастерье – против королевского часовщика!.. Однако Карон отчаянно ринулся в борьбу, написав резкое письмо в газету, где утверждал, что является автором изобретения, и призывал Королевскую академию наук расследовать это дело.

Процесс о защите интеллектуальной собственности Пьер-Огюстен выиграл с блеском. Академия провела серьезную экспертизу, длившуюся несколько месяцев, и признала изобретателем анкерного спуска (используемого в механических часах и два столетия спустя) именно его. Лепот был опозорен и вынужден уйти на покой, уступив Карону должность королевского часовщика. Так началась придворная карьера будущего Бомарше.

«Едва Бомарше появился в Версале, – писал Гюден де ла Бренельри, друг и первый биограф нашего героя, – женщин поразил его высокий рост, гибкость и ладность фигуры, правильность черт, румянец и живость лица, твердость его взгляда и выражение превосходства, казалось, поднимавшее его над окружающими, наконец, тот безотчетный пыл, который одушевлял его в их присутствии».

В Версале тогда царила мадам де Помпадур, по заказу которой Пьер-Огюстен Карон сделал миниатюрные часики-перстень. А окончательно он закрепился при дворе, завоевав сердца принцесс, дочерей Людовика XV. Продемонстрировав еще одно свое изобретение (тоже сохранившее актуальность) – педаль для арфы, молодой господин Карон вскоре стал учить высокородных девиц музыке, с успехом применив хобби, не одобренное в свое время его отцом.

В отцовской мастерской он продолжал работать уже на правах компаньона, и отбоя от заказчиков не было: времени на личную жизнь у Карона-младшего не оставалось вовсе. Но она настигла его прямо «по месту работы». Госпожа Мадлена-Катрин Франке, замужняя дама немного старше Пьера-Огюстена, принесла в починку свои часики. Вскоре они с Пьером-Огюстеном стали любовниками, а после смерти господина Франке поженились.

От первого мужа Мадлена-Катрин унаследовала вторую фамилию по названию его ленного владения – Бомарше. Молодой супруг пренебрег внесением самого лена в брачный контракт, но фамилия ему понравилась. Вскоре он уже подписывал письма «Карон де Бомарше», а затем просто опустил первое имя.

Мадлена-Катрин скончалась от болезни через десять месяцев после свадьбы. Ее долги остались мужу, поставив его на грань финансовой катастрофы, а имущество – родственникам; это не помешало им позже обвинить Бомарше в отравлении жены, навсегда бросив тень на его репутацию в истории.

В 1760 году в жизни Бомарше появился человек, которого он называл своим вторым отцом: пожилой финансист Пари-Дюверне. Именно он купил молодому другу дворянство, после чего часовщик Карон окончательно остался в прошлом, а Пьер-Огюстен де Бомарше под руководством Пари-Дюверне занялся бизнесом и финансовыми операциями…

Полную версию материала читайте в журнале Личности №96/2016

Другие номера издания «Личности»

№ 100/2016
№ 99/2016
№ 98/2016
№ 97/2016
№ 95/2016
№ 94/2016