Личности 97/2016

Яна Дубинянская

ДЖОВАННИ БОККАЧЧО: СТРАСТЬ К ЖИЗНИ

«Ты пишешь мне, что приступишь к чтению зимою; это хорошо, если не найдется лучшего занятия. Но вот чего я не одобряю: ты дозволил своим дамам читать мои домашние шутки. Не делай этого, прошу тебя. Ты знаешь, как много там неприличного, подстрекающего к греховной любви. (…) Если тебя не трогает честь твоих дам, то пожалей хоть меня; ведь те, кто будут читать меня, почтут меня грязным сводником, стариком-прелюбодеем, жадно пересказывающим чужие грешки. У меня не везде найдется защитник, который сказал бы: “Писал он это, будучи еще юношей и понужденный приказанием свыше”. Моему возрасту это неприлично, и хотя я не особенно добродетелен, и был им еще менее, я не желал бы, чтобы мое имя и слава запятнаны были в глазах таких женщин, как твои».

                                                                                     Из письма пожилого Джованни Боккаччо

                                                                                                        к Майнардо де Калькаванти

Джованни Боккаччо преуспел в биографическом жанре: он творил жизнеописания и великих современников, начиная с Данте, и знаменитых женщин, и святых. Собственная биография Боккаччо тоже известна главным образом с его слов, причем многие исследователи склонны искать четкие автобиографические указания даже там, где автор, казалось бы, не давал повода – в произведениях чисто художественных, в прозе о любви и даже в лирических стихах. В результате в канон вошла остросюжетная и полная ярких подробностей биография нашего героя. Вопрос только в том, насколько можно ей верить.

На самом деле точно не известны ни точная дата, ни место его рождения, ни даже имя его матери. Отца Джованни звали Боккаччино ди Келлино, он был купцом из городка Чертальдо близ Флоренции. Однако что он делал и где был летом 1313 года, когда в июне или июле появился на свет его сын (а тем более почти за год до того), можно лишь предполагать – чем и занимался как сам Боккаччо, так и его биографы.

В одном из своих биографических трудов («О злоключениях знаменитых мужей») Боккаччо будто бы со слов отца описывал казнь тамплиеров, состоявшуюся в Париже годом позже, в марте 1314-го. Но историки нашли более ранний письменный источник, из которого автор взял этот рассказ практически дословно. Документальных доказательств пребывания купца Боккаччино в нужные сроки во французской столице нет.

Согласно версии, которая особенно нравилась нашему герою, у его отца была любовная связь с француженкой, разумеется, внебрачной дочерью короля. После ее безвременной кончины отец будто бы забрал мальчика к себе и усыновил его. Однако в эту версию не верили даже современники Боккаччо: в более распространенной трактовке его мать-парижанка – не королевская дочь, а дама знатного происхождения, вдова. Звали ее Жанна: отец дал ребенку ее имя в мужском итальянском варианте.

Однако ничто не мешает скептически настроенным биографам предполагать, что матерью Джованни была итальянка, возможно, даже и первая законная жена его отца; документы об этом браке, впрочем, отсутствуют – равно как и доказательства усыновления. Родиться мальчик мог, кроме Парижа, и во Флоренции, где были сосредоточены торговые дела купца Боккаччино ди Келлино, и в провинциальном Чертальдо. Зато с именем ребенка все более-менее ясно и очень просто: имя Джованни было традиционным в семье, так звали одного из братьев отца. В честь остальных братьев – Якопо и Франческо – купец позже назвал младших сыновей.

 «Как подтвердил впоследствии опыт, я с самого рождения создан природой с поэтическими наклонностями и, по моему мнению, для этого и родился на свет, – писал Боккаччо. – Я хорошо помню, что отец с детства моего испробовал все возможное, чтоб сделать из меня купца, и, не достигнув еще юношеского возраста, но уже обученный счетоводству, я был отдан им в ученики к одному весьма значительному негоцианту, у которого я провел шесть лет не в чем ином, как в расточении невозвратимого драгоценного времени».

В 1319-20 годах купец Боккаччино ди Келлино получил гражданство Флоренции и переехал туда из Чертальдо. Примерно в то же время он женился на Маргерите де Мардоли, родственнице знаменитого флорентийского семейства Портинари. В романе «Филоколо», который принято считать автобиографическим, Боккаччо писал о притеснениях со стороны мачехи и сводного брата Франческо – родившегося, впрочем, только в 1321 году и по малолетству вряд ли способного серьезно отравить жизнь старшему брату. Но, поскольку о родном доме и детстве в творчестве Боккаччо нет ни единого доброго слова, по-видимому, обстановка и вправду была тяжелой.

Известно, что с семи лет Джованни учился в латинской школе Джованни да Страда, где получил начальное образование. Отец, что вполне естественно, готовил старшего сына к собственной профессии. С этой целью после нескольких лет начальной школы мальчика отдали в обучение к некоему «значительному негоцианту», то есть состоятельному купцу: вероятно, это был представитель дома Барди, владельцев одного из крупнейших флорентийских банков.

Подробно отследить события юности Боккаччо трудно, тут мнения исследователей расходятся. В «Филоколо» лирический герой, «усвоив премудрости своего дела», отправляется в Неаполь. В действительности же Джованни впервые попал в этот город подростком, по разным подсчетам, в возрасте от десяти до пятнадцати лет – говорить об овладении «премудростями» было явно рановато. Скорее всего, поначалу Джованни сопровождал отца, который ездил в Неаполь по делам дома Барди.

В этот период его жизни снова всплывает Париж, где ему будто бы довелось побывать в юности по торговым делам, – но опять-таки документальных подтверждений этому нет.

Боккаччино-старший сделал неплохую карьеру при дворе герцога Калабрийского, тогдашнего правителя Флоренции и брата неаполитанского короля Роберта из Анжуйской династии, которую щедро ссужал дом Барди. В 1327-м отец нашего героя был назначен советником департамента торговли, занимался делами банкротов и улаживанием проблем между цехами. Несомненно, для сына купца это была хорошая школа; другое дело, насколько равнодушен он оставался к финансовым делам.

В богатом и блестящем городе Неаполе юношу привлекало совсем другое...

Полную версию материала читайте в журнале Личности №97/2016

Другие номера издания «Личности»

№ 100/2016
№ 99/2016
№ 98/2016
№ 96/2016
№ 95/2016
№ 94/2016