Личности 98/2016

Яна Дубинянская

ГАРРИЕТ БИЧЕР-СТОУ: ВОЙНА И МИР ХИЖИНАМ

Она писала всю жизнь: статьи, эссе, рассказы, пьесы, романы, нон-фикшн – не опуская рук, с кропотливым трудолюбием, поражающим воображение. И все-таки осталась в памяти читателей «автором одной книги».

Она была искренне и глубоко религиозна, проповедовала христианское смирение, теорию малых дел, самосовершенствование и непротивление злу насилием.

И все-таки, с легкой руки афористичного Авраама Линкольна, Гарриет Бичер-Стоу вошла в историю «маленькой женщиной, которая начала большую войну»

Родилась она 14 июня 1811 года в городке Литчфилд, штат Коннектикут. Ее отцом был кальвинистский проповедник Лайман Бичер, потомок первопоселенцев-пилигримов Новой Англии, пастор конгрегационалистского прихода. Его жена Роксана, урожденная Фут, была внучкой генерала Эндрю Уорда, героя войны за независимость. Гарриет Элизабет стала седьмой из их тринадцати детей.

«Она росла в очень религиозной семье. Ее отец был священник. Первая детская книжка, которую он прочитал ей, когда она была маленькой девочкой, называлась “Грешники в руках у разъяренного бога”. Книжка была страшная; в ней говорилось о том, какие адские муки ожидают детей после смерти, если дети нарушат хоть малейшую заповедь, которая напечатана в Библии. (…) Ребенком она никогда не шалила и почти не знала детских игр. В сущности, у нее и не было детства. С самого раннего возраста она сделалась похожа на старуху: молчаливая, серьезная, чинная, Библию она знала чуть не всю наизусть».

Так описывал детство Гарриет Бичер Корней Чуковский. Сама она, впрочем, излагала куда более светлые страницы из самых ранних воспоминаний: как они с братьями и сестрами, танцуя, выбежали к матери из детской, как попробовали на зуб луковицы тюльпанов, присланные дядей по матери, заядлым садоводом. Детство Гарриет окончилось в четыре года – ее мать умерла от туберкулеза. Позже писательница говорила, что именно из-за этой ранней потери она хорошо понимала, что чувствуют дети рабынь, навсегда разлученные с родителями.

Некоторое время после смерти матери девочка жила у своей тетки Гарриет Фут, которая взялась за ее образование, затем, вернувшись домой, окончила начальное учебное заведение для девочек – Литчфилдскую академию Сары Пирс. Приблизительно тогда же, в двенадцать-тринадцать лет, состоялись ее первые литературные опыты в жанре школьных сочинений на религиозные, но смелые темы, как, например: «Может ли бессмертие души быть доказано в свете природы?» В тринадцать лет она написала драму «Клеон» из времен императора Нерона.

Лайман Бичер вскоре женился вновь, его вторая жена заменила детям мать, появились и младшие. Несмотря на несомненную и глубокую религиозность Бичеров, типичную для Новой Англии, чрезмерной ограниченности и зашоренности в семье все же не было. Кроме Библии и богословских брошюр, Гарриет и ее братья и сестры читали и светскую литературу, в том числе романтическую поэзию Байрона и Кольриджа – отец считал ее вполне совместимой с религиозным мировоззрением. Гарриет играла на пианино и аккордеоне, хорошо пела. Как она вспоминала, отец жалел, что его способная дочь не родилась мальчиком, а значит, не могла пойти по проповеднической стезе.

Лайман Бичер был признанным религиозным авторитетом своего времени, причем человеком прогрессивных взглядов: в частности, он отстаивал необходимость женского образования. Его старшая дочь Кэтрин основала в соседнем с Литчфилдом Хартфорде колледж для девочек, где с тринадцати лет училась, а затем начала преподавать Гарриет. В Хартфорде она провела восемь лет.

Период этот был для нее очень непростым. Учителей в колледже не хватало, и работать сестрам приходилось не покладая рук. В письмах к родственникам Гарриет писала о множестве преодолеваемых ею и Кэтрин трудностей, однако была полна энтузиазма и твердо нацелена на успех в своей миссии. А ее сын Росс Чарлз Эдвард Стоу, автор подробной и не лишенной пафоса биографии своей матери, назвал это время «началом новой эры в ее жизни».

Провинциальный Хартфордский колледж, где девочки изучали и гуманитарные, и точные науки, был на тот момент одним из передовых учебных заведений для женщин. Однокашницей Гарриет была американская писательница и журналистка Сара Уиллис (Фанни Ферн). Кэтрин Бичер тоже обеспечила себе место в истории США, пускай и не наравне со своей знаменитой сестрой, но в образовательной сфере – безусловно.

Тем временем Лайман Бичер загорелся идеей нести свет истинной религии в западные земли, где было сильно влияние католицизма. В 1832 году, пятидесятилетним, он в корне изменил жизнь и переехал из Новой Англии в городок Цинциннати в штате Огайо, где возглавил новооткрытую духовную семинарию. Некоторые из многочисленных детей Бичера отправились с ним – в том числе и Гарриет.

 «Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью», – гласила Декларация независимости США, принятая в 1776-м, после победы в большой войне.

Однако и через полвека после ее провозглашения постколониальная американская экономика все еще держалась на рабстве. Начало ему было положено еще в XVII веке, когда на континент начали завозить невольников из Африки. В Британской империи рабство было отменено в 1833 году, но в бывшей колонии оно оставалось законным. И если в северных штатах со стремительно развивающейся промышленностью рабский труд оказался неконкурентоспособен по сравнению с наемным и был упразднен, то на обширных плантациях хлопка, сахарного тростника и маиса южных штатов по-прежнему трудились рабы, и землевладельцы крепко держались за давно заведенный уклад, представлявшийся незыблемым…

Полную версию материала читайте в журнале Личности №98/2016

Другие номера издания «Личности»

№ 100/2016
№ 99/2016
№ 97/2016
№ 96/2016
№ 95/2016
№ 94/2016