Личности 99/2016

Дарья Приходько

АННИ БЕЗАНТ: СО МНОЖЕСТВОМ ЛИЦ

Она была смелой и независимой в те времена, когда закон и общество рассматривали женщину как дополнение мужчины, а ее роль и призвание видели исключительно в служении другим. Анни Безант добивалась предоставления женщинам права голоса и боролась за права рабочих, поддерживала ирландское национальное движение и движение за независимость Индии, была близкой соратницей Елены Блаватской. Порой она шокировала современников, но ее действиями руководило отнюдь не желание эпатировать, а простая жажда справедливости

1 октября 1847 года в Лондоне, в семье врача Уильяма Вуда и его супруги родилась девочка Анни. Уильям был наполовину ирландцем, наполовину англичанином и принадлежал к девонширским Вудам. Двоюродный дед Анни по отцу Мэттью Вуд был шерифом, лорд-мэром Лондона и членом парламента, прославившимся выступлением в защиту королевы Каролины Брауншвейгской в ее бракоразводном процессе. Позднее герцог Кентский, отец королевы Виктории I, даже пожаловал ему титул баронета. Родному деду девочки повезло меньше: он был младшим сыном, и ему приходилось мириться с куда более скромным положением. После свадьбы пара переехала на родину жены, в ирландский Голуэй, где и появился на свет отец Анни Уильям.

Уильям Вуд изучал медицину в Тринити-колледже в Дублине, а после окончания учебы женился на своей возлюбленной Эмили Моррис, чистокровной ирландке, происходившей  из семьи скромного достатка. Голод, разразившийся в Ирландии в 1840-х годах, вынудил их перебраться в Лондон, где глава семьи отказался от врачебной практики в пользу секретарской работы в Сити. Супруги воспитывали троих детей: Генри, Анни и Альфреда. Несмотря на смену рода занятий, мистер Вуд вместе с бывшими коллегами нередко участвовал в медицинских исследованиях. В 1852 году, во время вскрытия тела пациента, умершего от туберкулеза костей, он порезал палец, в ранку попала инфекция, и спустя несколько месяцев Уильям скончался. Вскоре умер и его болезненный младший сын Альфред.

Финансовое положение вдовы с детьми было плачевным. На немногие оставшиеся от мужа деньги она открыла пансион, однако ее затея потерпела неудачу, и прокормить своих детей не получилось. Исполняя последнюю волю супруга, Эмили отдала старшего сына в Хэрроу, старейшую публичную британскую школу для мальчиков, где лондонцам снижали плату за обучение. А с дочерью пришлось расстаться – поддавшись уговорам 41-летней незамужней подруги Эллен Маррьят, миссис Вуд отдала ей девочку на воспитание.

Спустя годы Анни Безант описывала этот эпизод без капли горечи – она знала, что мать заботилась прежде всего о том, чтобы дать ей лучшую жизнь и достойное образование: «Однажды по возвращении домой я застала в гостиной незнакомку. Это была прихрамывающая леди с жестким лицом, которое становилось удивительно мягким, когда она улыбалась ребенку. Она усадила меня на колени и поговорила со мной, а на следующий день вернулась и спросила, согласна ли моя мать, чтобы я жила и обучалась у нее, возвращаясь домой на каникулы. Сначала мама не хотела и слышать об этом, ведь мы раньше никогда не расставались и любили друг друга немыслимо. Но, в конце концов, мама поняла, что расти в окружении мальчиков из пансиона для меня невозможно, и было решено, что когда мисс Маррьят соберется домой, она возьмет меня с собой».

Эллен Маррьят не обманула надежд миссис Вуд и действительно дала девочке хорошее образование. Наряду с другими ее ученицами Анни изучала Священное Писание, географию, французский, немецкий и латынь по необычной и новаторской для тех лет методике. Наставница считала в корне ошибочной практику зубрежки и побуждала девочек составлять обо всем собственное мнение. «Мы никогда не заучивали учебники, но зато писали письма, описывающие то, что мы видели во время прогулок или прочли в книжках. Эти детские творения мисс Маррьят читала вместе с нами, исправляя грамматику и стиль. Письма эти читались вслух еще и для того, чтобы мы могли услышать, как немузыкально звучат те или иные пассажи. Французский и немецкий мы и вовсе начали изучать прямо с чтения, выписывая на ходу незнакомые глаголы», – вспоминала Безант.

В 1861 году Эллен вместе со своей 14-летней воспитанницей предприняла путешествие на континент. Некоторое время они жили в Бонне, после чего больше полугода провели в Париже, где Анни продолжила образование, посещая музеи и церкви. После возвращения на родину девушка старалась вести светскую жизнь, войдя в круг друзей старшего брата, однако религия интересовала ее намного больше ухаживаний. Она еженедельно ходила к причастию, изучала произведения отцов церкви и сверяла разные версии Евангелия, поражаясь некоторым несоответствиям.

Знакомство Анни с 26-летним преподобным Фрэнком Безантом, состоявшееся в 1866 году, пришлось как нельзя кстати. Вместе они часами обсуждали волнующие их темы, сошлись во мнениях по многим вопросам веры, и вскоре последовало предложение руки и сердца. Девушка дала согласие, однако не была тверда в своем решении и несколько раз пыталась разорвать помолвку. В конце концов мать уговорила ее: как жена священника Анни могла сделать значительно больше добрых дел, чем оставаясь незамужней. Молодые люди сочетались браком 21 декабря 1867 года и переехали в деревню Сибсей, графство Линкольншир, где преподобный Безант получил должность викария.

К двадцати трем годам Анни уже родила двоих детей, Артура и Мэйбл, но брак оказался неудачным – это стало очевидным почти сразу…

Полную версию материала читайте в журнале Личности №99/2016

Другие номера издания «Личности»

№ 100/2016
№ 98/2016
№ 97/2016
№ 96/2016
№ 95/2016
№ 94/2016