Личности 101/2017

Елена Бутакова

КОНСУЭЛО ВАНДЕРБИЛЬТ: ЗОЛОТО И ПОЗОЛОТА

Пять поколений семьи Вандербильтов проложили в США тысячи километров железных дорог, которые служат и сегодня. Было время, когда 14 грандиознейших особняков Нью-Йорка, расположенных на престижной Пятой авеню, принадлежали представителям этого семейства. Вандербильты умели зарабатывать миллионы – и с шиком их тратить.

В этой безостановочной погоне за прибылью и роскошью Консуэло Вандербильт, одна из самых красивых и умных женщин своего времени, не принимала участия. Ее устремления оказались скромнее – повлиять по мере возможности на формирование нового общества с иным отношением к женщине

Первый представитель славной фамилии Вандербильт появился в Америке в середине XVII века, но основателем династии считается Корнелиус Вандербильт, больше известный своим современникам как Коммодор. Он вырос на отцовской ферме, расположенной на берегу Нью-Йоркского залива, рано бросил школу и начал свой бизнес с перевозки пассажиров на лодке с острова Статен-Айленд в Нью-Йорк. Уже в 26 лет Корнелиус был опытным моряком и на собственные средства построил первый пароход, а в дальнейшем принадлежащих ему судов уже было не счесть. Во время Гражданской войны Вандербильт заинтересовался перспективами, которые открывало железнодорожное строительство, и буквально за несколько лет сеть приобретенных им железных дорог уже опутала всю страну. Однако нажитое богатство никак не побуждало его к филантропии – фактически единственным благотворительным актом Коммодора стало учреждение университета Вандербильта, существующего до сегодняшнего дня.

Оставленное им состояние оценивалось в 100 млн. долларов – сумма, превышавшая размер государственной казны. Главным наследником стал самый предприимчивый из тринадцати детей – сын Уильям. Согласно воле отца к нему перешел контроль над семейным бизнесом, а вот на долю его брата Уильяма Киссема выпал счастливый жребий прожигателя отцовского богатства.

В 1875 году второй женился на Альве Эрскин Смит, родившейся на юге страны, в семье плантатора. В результате Гражданской войны ее отец утратил положение в обществе и богатство, после чего семья перебралась в Нью-Йорк. Альва попала в высшее общество благодаря своей подруге детства, богатой кубинской наследнице Консуэло Изнага. Она же устроила знакомство Альвы с Уильямом Киссемом Вандербильтом. Как они могли понравиться друг другу, осталось загадкой для них самих, поскольку более разных по характеру и темпераменту людей сложно было представить. Уступчивый, вежливый и дружелюбный Уильям Киссем уже вскоре после свадьбы стал казаться амбициозной и волевой жене просто слабохарактерным ничтожеством, что объясняет, почему долгие годы супруги сходились в одном желании: расстаться.

Последнюю четверть XIX века в истории Соединенных Штатов, когда чрезмерная роскошь сочеталась с крайней нищетой, часто называют «позолоченной эпохой». Стремительно обогатившись на тяжелой промышленности, прокладывании железных дорог, добыче угля, нувориши вкладывали свой огромный, практически не облагаемый налогами капитал в том числе и в строительство роскошных особняков. Деньги мужа дали возможность Альве Вандербильт проявить талант архитектора (она стала первой женщиной в Американском Институте архитекторов*) и начать строительство особняков, великолепие которых затмевало блеск дворцов европейских монархов. На строительство Марбл-хауса, одного из таких домов в Ньюпорте, где проводили лето богачи, она потратила $2 000 000, и $9 000 000 – на его интерьер. Построенный по образцу Большого Трианона в Версале, он был щедро украшен желтым и красным мрамором. Стремление к неумеренной роскоши отражало амбиции Альвы, страстно мечтавшей войти в нью-йоркское общество «четырехсот», круг избранных представителей старых семейств, в то время еще косившихся на нуворишей как на вульгарных выскочек.

Единственная дочь и старший ребенок в семье Альвы и Уильяма Киссема Вандербильтов родилась 2 марта 1877 года. Своим экзотическим именем она была обязана крестной матери – Консуэло Изнага, сыгравшей такую важную роль в жизни ее родителей. У девочки было два брата: Вилли, с которым их разделяли полтора года, и Гарольд, младше на семь лет. Дети росли, общаясь преимущественно с няньками и гувернантками, а с родителями встречались только в отведенное для этого время. Их окружала роскошь трех помпезных особняков, тем не менее, избалованными дети не были и хорошо знали, что такое телесные наказания.

Получившую неплохое домашнее образование Консуэло со временем отдали в частную школу. Хотя знания в таком заведении можно было получить довольно поверхностные, однако именно тогда пробудился интерес девочки к истории и литературе – творчеству Жюля Верна, Вальтера Скотта, Чарльза Диккенса. Под впечатлением модных в то время романов Фенимора Купера Консуэло летом в загородном поместье играла в индейцев и, как и миллионы других детей, после подобных игр возвращалась домой с ободранными коленками и в порванной одежде.

Путешествия, в которые обычно богатые американцы отправлялись просто для развлечения, родителями Консуэло рассматривались как обязательная часть образования. Пересекая Атлантику и Средиземное море на семейной яхте «Альва», изучая традиции и культуру Индии, Египта, Алжира, Консуэло и ее братья должны были записывать свои впечатления и продолжать занятия с преподавателем, который их сопровождал. Среди всех увиденных городов мира самое сильное впечатление на девочку произвел Париж – возможно, под влиянием матери, восхищавшейся Францией. Здесь семья Вандербильтов ежегодно проводила несколько недель. Город цветущих каштанов, перерезанный лентой Сены, стал для Консуэло тем местом, где ей хотелось бы остаться навсегда...

* Профессиональное объединение архитекторов в США, основанное в 1857 году.

Полную версию материала читайте в журнале Личности №101/2017

Другие номера издания «Личности»

№ 103/2017
№ 102/2017
№ 100/2016
№ 99/2016
№ 98/2016
№ 97/2016