Личности 102/2017

Юлия Шекет

ГУСТАВ КЛИМТ: МИР КАК АВТОПОРТРЕТ

Искусствоведы говорят, что в творчестве художников с тяжелыми судьбами почти всегда много автопортретов. Если это так, то жизнь Густава Климта была легче перышка! Тот, кто стал одним из наиболее дорогих живописцев мира, никогда не рисовал и не писал себя, что и сам настойчиво подчеркивал.

Действительно, по сравнению с иными коллегами Климт – само благополучие: размеренный быт, обилие заказов от состоятельных людей, прижизненное признание, женское внимание. По нему лично не прокатилась война, он не страдал тяжелыми недугами, не сходил с ума от неразделенной любви. Но не все было так просто. Ведь и насчет полного отсутствия в творческом багаже собственных изображений скрытный художник несколько слукавил…

У венского гравера по золоту Эрнста Климта, выходца из северной Богемии, денег обычно было негусто. Зато с детьми получалось как раз наоборот: его благоверная одного за другим подарила супругу семерых потомков. Анна Розалия, урожденная Финстер, имела музыкальный талант и в юности мечтала об оперной карьере, однако пришлось смириться с карьерой домохозяйки и многодетной матери. Утрата пятилетней дочери Анны добавила и так склонной к депрессиям женщине седых волос… Зато радовали сыновья, унаследовавшие родительскую одаренность и художественный вкус. Особенно старший, Густав, и Эрнст, двумя годами его младше.

Будущий лидер австрийского сецессиона появился на свет 14 июля 1862 года. Климты тогда жили в венском предместье Баумгартен, но впоследствии им часто приходилось переезжать в поисках жилья подешевле. А маленькому Густаву иногда случалось сидеть дома по такой прозаической причине как отсутствие брюк. И все же проницательные родители не дали зачахнуть таланту своих сыновей. Отец преподал Густаву основы рисунка, и после четырех классов средней школы 14-летний подросток без каких-либо затруднений был зачислен в Венскую художественно-промышленную школу. Через год туда же поступил Эрнст-младший. Братья не только получали стипендию благодаря успешной учебе, но и подрабатывали, рисуя портреты по фотографиям и продавая их по шесть гульденов за штуку.

Восемь лет Густав увлеченно копировал античные вазы, изучая рисунок и декоративную живопись у признанных мастеров: Виктора Бергера, Фердинанда Лауфбергера, Людвига Миннитгероде. Одним из его тогдашних кумиров был «принц живописцев» Ханс Макарт. В его торжественных академических полотнах в духе Рубенса юного Климта увлекала броскость и игра красок. Поговаривали, что поклонник однажды даже подкупил слугу мэтра, чтобы пробраться в его мастерскую и освоить его методы… А в 1883 году Густав Климт получил диплом по специальности «декоратор архитектурных сооружений» – и устремился завоевывать если не весь мир, то для начала роскошные особняки и солидные учреждения австрийской столицы.

Бурная деятельность в этом направлении началась еще с 1879-го, когда братья Климты вместе с однокашником Густава Францем Матчем получили первые серьезные заказы. Им были поручены украшение двора музея искусств, роспись павильона минеральных вод в Карлсбаде и даже оформление празднования серебряной свадьбы императора Франца Иосифа и Елизаветы. Вдохновленные успехами приятели назвали свое творческое объединение «Компанией художников» и сняли приличную мастерскую. После смерти Макарта молодые живописцы по его рисункам расписали любимую загородную резиденцию императрицы – виллу «Гермес».

Заказ 1886 года позволил особенно развернуться: компании поручили оформить здание нового Бургтеатра. Густав Климт трудился над четырьмя сюжетами на мифологические и исторические темы. В одном из них – «“Ромео и Джульетта” в лондонском театре “Глобус”» – он изобразил среди публики и самого себя. Работа была оценена по достоинству: художник получил за заслуги перед искусством «Золотой крест» из рук монарха. А за другой театральный сюжет – «Зрительный зал старого Бургтеатра» (на картине были изображены более ста представителей венского высшего общества – и все узнаваемы!) – Густаву досталась императорская премия в 400 гульденов. На эти деньги он вместе с братом впервые отправился за границу, в Мюнхен и Венецию.

То время в австрийской культуре называют эпохой Ринг-штрассе: пышная центральная улица, «золотым кольцом» украсившая столицу Дунайской монархии, стала витриной высокого стиля. И «Компания художников» превосходно вписалась в этот антураж. Троица друзей активно участвовала в украшении зданий, в том числе на самой Рингштрассе, и сумела удовлетворить тягу аристократичной публики к торжественному и утонченному. Молодой Климт того периода – как в общих, так и в индивидуальных работах («Идиллия», «Две девушки с олеандром») – всегда изысканный, виртуозный… И очень классически-правильный. Прежде чем отвергнуть академические принципы, он освоил их в совершенстве.

Начало девяностых стало переломным моментом в судьбе Густава Климта. В 1891-м, когда он заканчивал роспись сводов большой лестницы венского Музея истории искусств и сделался членом Союза изобразительных искусств, его брат Эрнст женился на Хелене Флеге. Она была дочерью бывшего краснодеревщика, а к тому времени уже крупного фабриканта, сделавшего состояние на производстве пенковых трубок. Младшая сестра Хелены, 17-летняя Эмилия, позировала Густаву и, возможно, брала у него уроки. С климтовских портретов того времени смотрит нежная и тонкая, серьезная и еще немножко скованная барышня…

Летом следующего года Густав стал дядей, а Эмилия – тетей, а в декабре семью постигло несчастье: Эрнст-младший скоропостижно скончался в 28-летнем возрасте, оставив молодую вдову с младенцем на руках. А ведь всего за полгода до того умер отец, Эрнст-старший!.. Угнетенный горем художник на какое-то время перестал писать и углубился в невеселые размышления о хрупкости человеческой жизни...

Полную версию материала читайте в журнале Личности №102/2017

Другие номера издания «Личности»

№ 104/2017
№ 103/2017
№ 101/2017
№ 100/2016
№ 99/2016
№ 98/2016