Личности 103/2017

Татьяна Винниченко

ДЖОЙ АДАМСОН: ЛЬВИНАЯ ДОЛЯ

До нее считалось, что животное, выросшее под защитой человека, выжить в естественной среде обитания, в дикой природе, уже никогда не сможет. Джой Адамсон и ее львица Эльса доказали, что это не так: вернуться возможно! – а значит, у редких и вымирающих видов, сохранившихся только в неволе, появился шанс.

Но, продвигая свою идею, собирая единомышленников под свои знамена и средства на мировой грандиозный проект, она сама была вынуждена раз за разом надолго отрываться от своей естественной среды обитания. Надолго уезжать из тех мест, где была счастлива. Задыхаться в каменных джунглях больших городов

Стремительность и пышная золотистая грива – неудивительно, что этой девчушке в детской игре в охоту на львов обычно отводилась роль зверя. Играли в старинном австрийском имении Зайфенмюле, где на летних каникулах собиралось полтора десятка детей, а в огромном парке было достаточно места, чтобы «хищники» иногда побеждали.

Вилла в имении называлась «Фридерика», а девочку звали родовым именем Фридерика Виктория. Она родилась 20 января 1910 года в городе Троппау, в Силезии, входившей тогда в состав Австро-Венгерской империи, и происходила из большой семьи с капиталом и традициями. Ее прадед по материнской линии Карл Вайсхун был личностью легендарной: родившись в бедной семье, он стал фабрикантом и реформатором, установил первую в стране гидротурбину, ездил в США, где его приглашал к сотрудничеству Томас Эдисон, а еще всегда бросал на счастье золотую монетку в ванночку, где впервые купали новорожденного члена семьи. Карл Вайсхун основал бумажную фабрику, и в детстве Фридерика Виктория играла среди пирамид резаной бумаги – вконец обесцененных инфляцией банкнот, вышедших из обращения.

Его внучка Фридерика Гертруда Грейпель вышла замуж за Виктора Гесснера, представителя разветвленного древнего рода (среди его предков – средневековый врач и ученый Карл Гесснер), старшего советника государственного строительного комитета; во время Первой мировой он дослужился до полковника. Фридерика Виктория была второй дочерью пары, ее рождение разочаровало отца: он хотел мальчика, и некоторое время даже называл младшую Фрицем. Ей было восемь лет, когда родилась ее младшая сестра; вскоре после этого родители развелись. Мать снова вышла замуж, а девочки некоторое время жили с отцом уже в другой стране с другим языком – после распада Австро-Венгрии Троппау стал Опавой в Чехословацкой республике. Затем двоих старших забрали в Вену, к бабушке по матери.

Фридерику Викторию отдали учиться в экспериментальную школу, одну из шести открытых после войны правительством Австрии. Здесь детей обучали по новейшей методике с помощью вопросов и ответов, уроки по географии проводили лекторы из разных стран, на уроках истории разыгрывали сценки, а в химической лаборатории составляли взрывчатые смеси; кроме того, ученики тренировались в спортзале и плавательном бассейне, занимались лепкой, литографией и живописью, играли на фортепиано, ставили пьесы.

Каникулы девочка проводила в родном Зайфенмюле, где одним из традиционных развлечений на протяжении многих столетий оставалась охота.

«Дневной свет угасал, и безмолвие леса, казалось, лишь усиливало красоту животного, идущего в нашу сторону. Помнится, что в тот момент, когда я размышляла о бессмысленности стрельбы по такому совершенному существу, лесник протянул мне свое ружье и сказал, чтобы я застрелила косулю, потому что рога у нее были неправильной формы. Я прицелилась, выстрелила и убила ее. Как я могла с такой нежностью думать о животном, а минуту спустя убить его? Что же я наделала? Смогу ли я когда-нибудь снова доверять себе? Прежде чем подвесить тушу на шест, лесник торжественно вручил мне сосновую веточку, обагренную кровью животного. За обедом эта веточка все еще была у меня в петлице, и мой дядя, заядлый охотник, поздравил меня с первой подстреленной косулей, но я чувствовала себя убийцей и поклялась никогда больше не стрелять ради спортивного интереса».

На момент судьбоносного решения Фридерике Виктории Гесснер было пятнадцать лет.

В том же году она ушла из школы и сосредоточилась на серьезных занятиях музыкой. Девушка была старательной и целеустремленной, однако у нее были слишком маленькие кисти, чтобы без труда брать октавы, и многочасовые занятия оканчивались судорогами. Накануне экзамена она серьезно поранила руку, играла с повязкой, сквозь которую проступала кровь, и экзаменатор, сжалившись, поставил ей удовлетворительную оценку. Фридерика Виктория получила диплом преподавателя фортепиано, но уже понимала, что большой пианисткой ей не стать никогда.

Она пробовала самые разные занятия. Окончила курсы кройки и шитья, обучилась машинописи и стенографии, занималась вокалом, рисовала с натуры, брала уроки реставрации картин, пробовала оформлять театральные афиши и обложки книг – и все это было не то. Во время очередных каникул в Зайфенмюле Фридерика Виктория стала ученицей местного скульптора, работала с медью, инкрустировала серебряные тарелки, а особенно увлеклась резьбой по дереву. Увы, уроки закончились, когда учитель предложил юной ученице позировать ему в обнаженном виде. До тех пор его очевидных знаков внимания она просто не замечала.

Восемнадцатилетняя фрейлейн Гесснер уехала в Вену. У нее были и студенческая компания друзей старшей сестры Трауте, и первый бал в императорском дворце Хофбург, совершенно не оправдавший ожиданий, и несколько претендентов на руку и сердце, чьи предложения Фридерика Виктория тактично отклонила.

Она попыталась пойти на сцену, брала уроки у профессионального фотографа, сама была фотомоделью, затем увлеклась модным тогда психоанализом и начала слушать лекции по психиатрии на медицинском факультете…

Полную версию материала читайте в журнале Личности №103/2017

Другие номера издания «Личности»

№ 110/2017
№ 109/2017
№ 45/2012
№ 108/2017
№ 107/2017
№ 106/2017