Личности 105/2017

Елена Бутакова

ФЕДОР ТЮТЧЕВ: СЕРДЦЕ, ПОЛНОЕ ТРЕВОГИ

Он был одержим политикой – и не реализовал себя в ней, писал стихи – но не считал себя поэтом, был романтиком – и разбивал сердца всех женщин, любивших его. Отказываясь подчиняться условностям, Тютчев позволил себе быть таким, каким был создан – слабовольным эгоистом, во главу угла ставившим лишь собственные интересы. Кто же, как не он, честнее многих в своей слабости, мог написать такие порой жестокие, порой трогательные, внезапно откровенные поэтические строки, напоминающие об истинной природе человека – животной, беззащитной и мятежной?..

В прошлом деда поэта, Николая Андреевича Тютчева, было немало любопытных фактов – любовная связь с недоброй славы Дарьей Николаевной Салтыковой, Салтычихой, известной зверствами над своими крестьянами, скупка огромного количества десятин земли в Орловской губернии на неизвестно каким способом нажитые деньги... Один из его сыновей, Иван Николаевич, ставший по примеру родителя военным, женился на Екатерине Львовне из знатного рода Толстых и после свадьбы поселился в родовом имении в Овстуге. Здесь появились на свет их дети – сыновья Николай, Федор и дочь Дарья, достигшие взрослого возраста (три других ребенка умерли в раннем детстве). В Овстуге семья проводила большую часть года, лишь на зиму переезжая в Москву.

Сын Федор родился 23 ноября (5 декабря) 1803 года, рос живым и любознательным мальчиком, легко воспринимавшим новые знания. Оба сына Тютчевых получили прекрасное домашнее образование, включавшее изучение и гуманитарных, и точных наук. Наставником Федора был человек ненамного старше его по возрасту, но незаурядный – собственными талантами выбившийся из самых низов духовного сословия поэт Семен Раич, родственник киевского митрополита. Он владел древнегреческим, латынью, итальянским, церковнославянским, и прославился как один из самых лучших в России переводчиков классической поэзии. Свою любовь к литературе он передал и Федору, проявившему к изучению словесности особенные способности, легко освоившему немецкий, французский языки, латынь. Рано проявился и рано был признан поэтический талант Тютчева – стихотворение 15-летнего автора прочел декан словесного отделения Московского университета Мерзляков на заседании Общества любителей российской словесности, вскоре после чего юное дарование стало членом Общества. На шестнадцатом году Федор пополнил ряды студентов словесного отделения университета, обучался он платно (был «своекоштным»). Поскольку таким студентам не возбранялось посещать лекции других факультетов, начинающий поэт ознакомился также с курсами по гражданскому праву и политической экономии. Свободное посещение лекций привело к тому, что Тютчев часто занятиями пренебрегал и так никогда не смог приучить себя к систематическому труду, склонности к которому изначально не имел. Однако круг его чтения был обширным, и он легко запоминал прочитанное.

Спустя два года учебы у семьи появилась возможность устроить Федора на хорошую должность при русской дипломатической миссии в Баварии. Однако аттестат, который для этого требовался, студент мог получить лишь через год. Задействовав связи, семья в обход существовавших правил добилась разрешения держать выпускной экзамен заранее. Тютчев сдал его блестяще и даже удостоился звания кандидата словесных наук, после чего поступил на государственную службу. Приложив усилия, он мог бы получить чин выше, чем губернского секретаря, и занимать более значительные должности, но не любил утруждать себя такими прозаическими хлопотами (чин титулярного советника Тютчев получил лишь в 1829 году). И все же карьера его развивалась достаточно успешно – в основном благодаря протекции родственников.

Итак, молодой человек был зачислен в русскую миссию внештатным атташе и отправился в Мюнхен. Здесь он познакомился с Шеллингом и Гейне, чьи стихи первым перевел на русский язык, и встретил свою первую любовь. В мюнхенский период Тютчевым была написана почти половина всех его стихотворений – политических, пейзажно-философских, любовных.

Весьма модная в те времена вертеровская тревога, снедавшая его, несмотря на горячую любовь к жизни, породила и трагическое мировосприятие. Его поэтический мир простирался между полярными полюсами веры и отчаяния, любви и смерти, согласия и хаоса. Человек в его творчестве беззащитен перед роком, стоит на самом краю бездны, вступает в борьбу с «судом людским», со смертью. И даже слияние души с природой, которое, казалось бы, должно нести в себе умиротворение («Чародейкою Зимою /Околдован, лес стоит», «Есть в осени первоначальной/ Короткая, но дивная пора»), недостижимо. Обуреваемый страстями человек не способен принять ее безмятежности.

К своим опусам Тютчев серьезно не относился, на протяжении нескольких лет время от времени печатал их в малоизвестных альманахах и журналах («Урания», «Молва»). Его литературная деятельность не соприкасалась с российской литературной жизнью: в России о Тютчеве-поэте узнали только в 1836 году, когда Амалия Крюденер привезла из Германии 90 его стихов. При посредстве Вяземского и Жуковского они попали к Пушкину, и часть была опубликована им в «Современнике» с подписью: «Ф.Т. – Стихотворения, присланные из Германии».

С Амалией Крюденер, внебрачной дочерью графа Лерхенфельда, сыгравшей особую роль в его жизни, Тютчев познакомился там же, в Мюнхене. Обладавшая редкой красотой, она пленяла сердца многих известных людей – от творческих до власть имущих: Пушкина, Тургенева, Вяземского, Бенкендорфа, Николая I... До замужества Амалия была и первым сильным чувством молодого Тютчева, настолько запечатлевшимся в его душе, что и многие десятилетия спустя новая встреча вдохновила поэта на бессмертные стихи: «Я встретил Вас, и все былое…» («Я помню время золотое»).

Полную версию материала читайте в журнале Личности №105/2017

Другие номера издания «Личности»

№ 106/2017
№ 104/2017
№ 103/2017
№ 102/2017
№ 101/2017
№ 100/2016