Личности 105/2017

Марина Ливанова

ИГНАТИЙ ЛОЙОЛА: ХРОМОЙ ГЕНЕРАЛ

Пойдем, молясь, надев кресты,

Мы в города и села.

По-лисьи спрячем мы хвосты:

Наш образец – Лойола.

Хвалу мы Богу воспоем

И золотом мошну набьем,

Мы верой заторгуем.

Эй, дуйте, дуйте! Кровь и ад!

Повсюду свет задуем,

И пусть костры горят!* –

писал знаменитый насмешник Пьер-Жан де Беранже. Он не любил иезуитов.

Иезуитов не любил никто. Их запрещали, их боялись и ненавидели, с ними не могли не считаться. Там, где они появлялись, любая власть, церковная или светская, ощущала себя бессильной. Разветвленная и очень четко структурированная организация, каждый член которой был не более чем пружиной или винтиком общего механизма. Запущенного волей всесильного генерала – Игнатия Лойолы

Зная, что ей предстоит родить необычайного младенца, практически нового Христа, его мать Мария отправилась разрешаться от бремени в хлев, как ее тезка, и положила новорожденного в ясли. Ребенка хотели назвать Бельтраном в честь отца, но непосредственно перед крещением младенец заявил: «Меня зовут Игнасио!» По мнению некоторых толкователей, малютка имел в виду аллегорическое латинское «Ignemiacio», что означает «разбрасываю огонь», но его дикция в столь нежном возрасте еще была несовершенна.

На историческую достоверность легенды о рождении Святого Игнатия Лойолы, конечно, не претендуют. На самом деле известен разве что год его рождения – 1491, раньше 23 октября (этой датой помечен документ о продаже коня от 1505 года, где наш герой упомянут как свидетель, а значит, ему уже должно было исполниться четырнадцать лет). Мальчик получил имя Иньиго Лопес де Рекальде-и-Лойола, но называли его, скорее всего, баскским вариантом имени – Энеко Лойолако, то есть Энеко из Лойолы.

Лойолой назывался родовой замок в провинции Гипускоа. Родители Энеко, Бельтран Лопес и Мария Соне, принадлежали к местной знати и обладали привилегией в определенные дни года являться к королевскому двору. Родовой замок переходил к старшему сыну в семье, остальные могли остаться дома, но чаще уезжали искать счастья в других местах. Энеко был седьмым сыном, тринадцатым ребенком из четырнадцати, и на наследство рассчитывать не мог.

Младенцем Энеко отдали в деревню кормилице; позже он называл ее имя – Мария Гарин с хутора Эгибар неподалеку от замка Лойола. Согласно одному из первых биографов, детство мальчика было поделено между «сравнительно элегантным семейным дворцом и хутором в Эгибаре». Отец готовил младшего сына к духовной карьере, и еще подростком тот принял тонзуру. Лопесы позиционировали себя как истинно католический род и особо гордились тем, что среди них не было евреев-выкрестов.

Но затем жизнь подростка из Лойолы резко поменяла направление.

Около 1506 года (то есть примерно в пятнадцать лет) Иньиго отправился – по одной версии, по воле отца, по другой, после его смерти судьбой младшего брата распорядился старший – к своему родственнику и крестному отцу Хуану Веласко де Куэльяру, старшему придворному казначею короля Фердинанда II Католика. Резиденция казначея располагалась в городе Аревало, но двор был путешествующим, и в качестве пажа Иньиго Лопес объездил всю северную Испанию.

«Ярко выраженный холерик, очень вспыльчивый и гневливый, дерзкий и пылкий, – описывал юного Иньиго современник. – Честолюбив, любитель нарядно приодеться, поклонник карточной игры и женщин. Чрезвычайно щепетилен в вопросах чести, легко поддается гневу и не раздумывая вступает в стычку, но затем столь же легко идет на примирение». Известно также, что Лойола даже по тем временам был невысок ростом – метр пятьдесят шесть.

Кроме того, молодой Иньиго любил читать, а именно рыцарские романы, переживавшие тогда пик расцвета в европейской литературе. Любимым романом Лойолы был «Амадис Галльский», и это обстоятельство позволяет некоторым исследователям выстраивать параллель между такими разными персонажами истории и литературы, как Игнатий Лойола и… Дон Кихот.

По крайней менее, Дульсинея в жизни юного Лойолы имелась: дама, которую он вспоминал, будучи прикован к постели, была «не просто благородного происхождения, как графиня или герцогиня, но занимала положение куда выше, чем любая из них». Биографы, склонные принимать заявления нашего героя на веру, предполагают, что речь идет о донье Каталине, дочери кастильской королевы Хуаны Безумной (от имени которой страной правил Фердинанд ІІ, ее отец).

В 1515 году имя Иньиго Лопеса де Рекальде-и-Лойола мелькает в судебном деле, которое возбудил против него некий Эрнандес де ла Гама, коррехидор** Гипускоа; но в чем именно состоял «непростительный проступок» нашего героя, неизвестно. Через два года Хуан Веласко де Куэльяр умер, и Иньиго, уже опытный придворный, перешел ко двору Антонио-Манрике де Лары, вице-короля Наварры. 20 февраля 1518-го, как следует из документов, он испросил у вице-короля разрешения носить оружие, поскольку один из многочисленных врагов угрожал его жизни.

«До двадцати шести лет он был человеком, преданным мирской суете, – писал о себе в третьем лице сам Игнатий Лойола, – и прежде всего ему доставляли удовольствие ратные упражнения, ибо им владело огромное и суетное желание стяжать славу».

В 1516 году умер король Фердинанд ІІ, и кастильский престол унаследовал его внук Карл, сын королевы Хуаны Безумной. На этом человеке сошлись контрапунктом несколько крупнейших европейских династий, в результате чего в его руках оказались огромные владения: от Нидерландов до Неаполя, от Германии до Туниса, от Хорватии до Иерусалима, от Канарских островов до Перу. Формально у Карла было около десятка королевских корон, а в 1519-м он был провозглашен Императором Священной Римской империи Карлом V. Кастилией он правил от имени своей матери, пребывавшей в заточении.

Французский король Франциск І, чье королевство было со всех сторон окружено землями Карла, в 1520 году вторгся в приграничную Наварру. Начался новый этап застарелого франко-испанского конфликта, и наш герой, конечно, не остался в стороне...

* Перевод И. Гуровой

** Административная и судебная должность в городах и провинциях феодальной Испании, а также в ее колониях.

Полную версию материала читайте в журнале Личности №105/2017

Другие номера издания «Личности»

№ 112/2017
№ 111/2017
№ 110/2017
№ 109/2017
№ 45/2012
№ 108/2017