Личности 106/2017

Яна Дубинянская

НЕФЕРТИТИ: СОЛНЦЕ ПРЕКРАСНОЙ

Французский египтолог Пьер Монте вспоминал:

«Когда раскопки в эль-Амарне были временно прекращены в начале лета 1914 года, представитель Службы древностей приехал осмотреть находки и их опись, и разделил все вещи на две равные части. Среди вещей, оставленных немцам, оказался малоинтересный каменный блок, покрытый гипсом, который, уже в Берлине, чудом преобразился в голову царицы в высоком венце, прекрасной сохранности, – самое обворожительное (слова “самое прекрасное” кажутся мне неадекватными) произведение, которое когда-либо подарила нам земля Египта. Это была Нефертити, супруга Эхнатона…»

Его счастливый немецкий коллега Людвиг Борхардт, инвентаризуя бюст, выразился куда лаконичнее: «Описывать бессмысленно. Смотреть»

Все, что известно об этой женщине, – гипотезы. Гипотетично даже звучание ее имени, древние египтяне не передавали на письме гласных. Значение его тоже гипотетично и допускает море толкований. Длинное ее имя с титулом переводят так: «Совершенно совершенство Атона» (или: «Прекрасна благость Атона»), «Прекрасная пришла». Атон – бог Солнца, культ которого отправляли Нефертити и ее супруг Эхнатон, за что их часто романтически именуют «Солнечной четой».

Нефертити появляется на арене истории во второй половине ХІV века до нашей эры именно в этом качестве – «Прекрасная пришла». Красавица, невеста принца Аменхотепа IV (будущего Эхнатона), сына фараона Аменхотепа III. Откуда она пришла – уже вопрос, и тут мнения ученых расходятся; далее они будут расходиться практически по любому вопросу, связанному с этой женщиной.

Наиболее распространена версия, что имя Нефертити указывает на ее иностранное происхождение, и это логично: сын фараона был обречен на династический брак в интересах государства.

Конкретная претендентка на роль заморской невесты в истории Древнего Египта эпохи Нового царства есть.

Известно, что сам Аменхотеп ІІІ, которому внушало тревогу растущее могущество хеттов, давних врагов Египта, собирался скрепить династическим союзом отношения с дружественным царством Митанни. Фараон просил у митаннийского царя Тушратты руки его дочери принцессы Тадухепы – он собирался жениться на ней сам. Тадухепа благополучно прибыла в Египет – и больше никаких упоминаний о ней в источниках нет. Возможно, она умерла, но могла и выйти замуж, только не за самого фараона, а за его наследника, изменить имя и стать Нефертити.

Сторонники другой версии не верят в Нефертити-иностранку (все-таки ее имя – чисто египетского происхождения, а иностранные принцессы либо оставляли свои имена, либо слегка изменяли их на египетский манер) и утверждают, что невеста Аменхотепа IV была местной – египтянкой знатного происхождения. Возможно, даже дочерью фараона, то есть сестрой своего будущего мужа – близкородственные браки не были редкостью среди правящей египетской верхушки. Против этой версии – тот факт, что Нефертити никогда не носила титула дочери царя, на что в этом случае имела бы право.

Другой претендент на роль отца Нефертити – придворный, генерал колесничих войск и писец фараона по имени Эйе (некоторые ученые считают его братом Тии, жены Аменхотепа ІІІ), носивший странный титул «божественный отец», что могло означать тестя Эхнатона. Его жену Туйу сторонники этой версии, интерпретируя источники, считают не матерью, а кормилицей Нефертити, что вполне возможно в том случае, если ее мать, первая жена Эйе, умерла.

Впрочем, немало египтологов говорят, что искать в имени Нефертити разгадку ее происхождения и вовсе бессмысленно. «Прекрасная пришла» – имя символическое, завязанное, как и все имена правителей Древнего Египта, на сакральные смыслы. «Прекрасной» называли Хатхор, египетскую богиню любви, красоты, плодородия, веселья и танцев, которую воплощала на земле супруга фараона. Для менталитета древних египтян эти вещи значили гораздо больше, чем биографические сведения вроде даты и места рождения или смерти.

Египет эпохи Нового царства времен Аменхотепа ІІІ, где появилась то ли на свет, то ли на исторической арене Нефертити, был суверенным государством с сильной армией и столицей в древних Фивах. Границы египетской империи простирались от первых до третьих нильских порогов, включая в себя Нубию и Сиро-Палестину, зависимые от Фив города имели самоуправление, впрочем, скорее номинальное. С сопредельными государствами Митанни и Вавилоном фараон поддерживал мирные отношения, а прочие азиатские страны позиционировали как врагов-агрессоров, хотя на тот момент никто из них нападать на Египет не рисковал. В Фивах процветала торговля, а трения с врагами, теми же хеттами, фараон решал преимущественно дипломатическими путями.

Главным богом в пантеоне Фив был Амон, или Сокрытый. Во времена Древнего и Среднего царств он считался второстепенным божеством, но в эпоху Нового возвысился, и его стали почитать как создателя всего живого. Жрецы Амона были не только привилегированным сословием, но и реальной политической силой – известны случаи, когда они посредством «воли Амона» назначали или смещали фараона. Однако Аменхотеп IІІ, судя по всему, успешно сдерживал их амбиции и был независимым лидером государства.

Его женой была царица Тия, дочь жреца бога Мина, особа не царской крови – факт женитьбы фараона на ней озадачивает египтологов. По-видимому, это была женщина с сильным характером, которая принимала участие в государственных делах мужа. Сохранилось письмо митаннийского царя к Аменхотепу IV – тот советовал молодому фараону расспросить мать о дипломатических секретах отца: «Все слова, которыми я обменивался с твоим отцом, – твоя мать Тия их знала. Никто, кроме нее, не знал их, но у нее ты можешь обо всем узнать».

Фараоном должен был стать их старший сын, однако он умер в юном возрасте, и наследником сделался младший, Аменхотеп IV – будущий Эхнатон, муж Нефертити...

Другие номера издания «Личности»

№ 112/2017
№ 111/2017
№ 110/2017
№ 109/2017
№ 45/2012
№ 108/2017