Личности 107/2017

Елена Бутакова

АНДРОНИК I КОМНИН: «ВЕНЕЦ БЕСПЛОДНЫЙ»

Личность Андроника Комнина, одного из последних византийских императоров династии Комнинов, была неоднозначной даже для той бурной эпохи. Его таланты политического деятеля, просвещенного воина, галантного кавалера с лихвой «уравновешивались» авантюризмом, коварством, отсутствием морали и свирепостью. Отважный Робин Гуд и кровавый Ричард III в одном лице, он пережил многолетнее тюремное заключение и сумел бежать, плечом к плечу сражался со своим государем и изменил ему, возвысился до самой вершины власти и сокрушительно пал на самое дно людского презрения

В первой половине XII века Византийскую империю озаряли последние отблески былого величия. «Око вселенной», Константинополь, с его ослепительными дворцами и белоснежными храмами, на шумных рынках которого языки Запада и Востока сливались в нестройный хор, еще дарил миру героев. Точная дата рождения одного из них, Андроника Комнина, неизвестна – предположительно, это произошло около 1118 года в семье севастократора (высший придворный титул в империи) Исаака Комнина и, по одной из версий, дочери звенигородского и перемышльского князя Володимирка Ростиславовича, по другой – грузинской царевны. Принадлежа к боковой ветви Комнинов, удаленной от власти, Андроник, тем не менее, рос при дворе своего дяди императора Иоанна II. Вместе с его детьми он постигал премудрости гуманитарных наук, тонкости дипломатического искусства и ведения философских дискуссий (что считалось обязательным для образованного человека), а также теологию, в которой очень неплохо преуспел. В поединках и на охоте проявлялись его отвага, ловкость и необычайная физическая сила. Обладая привлекательной внешностью, Андроник вместе с тем был незаурядным актером и превосходно умел перевоплощаться в любой образ соответственно обстоятельствам, выпутываясь из самых сложных ситуаций – что не раз сыграло в его судьбе решающую роль.

Сравниться с ним элегантностью, остроумием, находчивостью в беседе и обаянием мог только его двоюродный брат Мануил, главный соперник и друг с детства. Темперамент и чувственность обоих братьев обеспечили им неслыханный успех у женского пола. В «любви к любви» их не останавливало даже осуждение церкви, расценивавшей их пристрастие к родственницам как кровосмешение: Мануил сожительствовал со своей родной племянницей, прекрасной Феодорой, Андроник – с двоюродной племянницей, Евдокией. Разница между братьями заключалась главным образом в том, что один из них имел законные основания занять престол, тогда как другой мог осуществить это только насильственным способом.

С воцарением жадного до удовольствий Мануила I аскетическая обстановка, бывшая при дворе его отца, сменилась пышными празднествами, увеселениями, рыцарскими турнирами, которым он, поклонник западного образа жизни и западных ценностей, отдавал предпочтение перед традиционными гонками на колесницах. Его увлечение европейскими традициями и культурой, вызывавшее недовольство и осуждение части византийского двора, переросло в мечту о воссоединении Римской империи. Достижению этой цели, подразумевавшей и объединение восточной и западной церквей, он посвятил большую часть своей жизни. Несмотря на юный возраст в момент восшествия на престол, он показал себя честолюбивым и сильным политиком, при котором империя пережила последний период своего расцвета. Почти все время Мануил проводил в военных кампаниях – усмирял сельджуков, отбивал нападения половцев, отвоевывал территории у своего сильнейшего соперника – Венгерского королевства, и у Венецианской республики.

В военных походах Мануила Андроник принимал активное участие: в одном из них (в 1143 году) он был захвачен турками-сельджуками в плен, в 1151-м покорял мятежных армян в Киликии, данной ему императором в правление. В этой военной операции Андроник проявил себя как талантливый военачальник, взяв в осаду восставшую крепость Мопсуестию, однако вскоре почувствовал себя победителем и стал предаваться разнообразным удовольствиям. Во время одной из пирушек он получил известие, что армянами захвачен его лагерь. Больше того, предводитель армян Торос II занял целый ряд городов, на долгое время отняв у Византии эти территории. Но вместо слухов о позоре и неудаче по Константинополю распространились другие – о подвигах Андроника, к примеру, о том, как он в одиночку обратил в бегство целый неприятельский отряд.

Мануил отнесся к провалу Андроника в Киликии снисходительно и по его возвращении не выказал ему ни малейшего неудовольствия. Однако зародившееся между ними еще в детские годы соперничество принесло свои горькие всходы. Император, опасавшийся амбициозного кузена, в 1154-1155 годах отдал под его начало провинции Ниш и Браничево – недалеко от Венгрии и подальше от столицы.

Но это пришлось только кстати Андронику, который теперь без помех мог интриговать против брата и письменно обещать венгерскому королю Гезе II уступить ему свои владения в обмен на помощь в свержении Мануила. Измена Андроника стала известна императору, но его долготерпение исчерпалось лишь после того, как во время одного из военных походов, в котором они оба принимали участие, Андроник попытался убить его. Мануил приказал заключить брата в тюрьму Большого Дворца в Константинополе, где тот провел несколько лет. Обнаружив в полу своей камеры лаз, ведущий к подземному ходу, Андроник укрылся в нем и отсиживался, пока длилась поднятая его исчезновением шумиха. По стечению обстоятельств туда же поместили его арестованную жену, которая до того уже родила ему дочь Марию и сына Мануила. Второго сына, Иоанна, она как раз и зачала в тюремной камере от тайком навещавшего ее супруга. Ее охраняли не так сурово, как Андроника, чем он и воспользовался, чтобы сбежать.

Полную версию материала читайте в журнале Личности №107/2017

Другие номера издания «Личности»

№ 106/2017
№ 105/2017
№ 104/2017
№ 103/2017
№ 102/2017
№ 101/2017