Личности 109/2017

Елена Бутакова

КАРЕН БЛИКСЕН: «ПОЛЮБИТЬ СВОЮ СУДЬБУ»

Прожив многие годы в Африке, Карен Бликсен научилась у местного населения не подгонять жизнь, позволить всему предначертанному случиться, «полюбить свою судьбу», не трепетать перед ней, но не бояться делать свой выбор. Примерив на себя роли художницы, баронессы, владелицы кофейной плантации, Бликсен выбрала писательство уже достаточно поздно, в 46 лет. Ее истории называют мостом между «Тысячью и одной ночью», сказками Андерсона и братьев Гримм – и современными Борхесом и Итало Кальвино. В ответ на упреки в их искусственности Бликсен отвечала, что «они и должны такими быть, в этом суть сказки»

Семья нашей героини была близка к датскому высшему свету, хотя и не имела титула. Мать Карен, Ингеборг Вестенхольц, имевшая среди своих предков торговцев и финансистов, принимала активное участие в движении суфражисток, отец, Вильхельм Динесен, аристократ и потомственный военный, участвовал в нескольких кампаниях, прожил около полугода среди индейцев в Висконсине, в Северной Америке. Пресытившись приключениями, он женился, стал землевладельцем, а затем и членом парламента.

Карен, которую в кругу семьи и друзей называли Танне, вторая из пятерых детей Динесен, родилась 17 апреля 1885 года. Способности к сочинительству она унаследовала от отца, автора «Писем с охоты» – классики малой датской прозы. Никого в семье, кроме младшего брата Томаса, девочка не любила так сильно, как отца. Его самоубийство в возрасте всего 49 лет для десятилетней Карен стало огромным, непостижимым горем, которое легло тенью на всю ее дальнейшую жизнь.

Осиротевшие дети отныне росли в женском окружении – бабушки, матери и тетки Мэри Бесс, и воспитывались в аскетических нравах унитарианской церкви, в духе беспрекословного следования буржуазным канонам. Однако ни бережливость, ни скромность, ни высокая нравственность не вдохновляли дочерей Динесена так, как творчество и самореализация. Все три девочки отличались художественными способностями – Ингер (Эа) и Элен (Элли) прекрасно музицировали, Танне – сочиняла рассказы, пьесы, стихи, но гораздо больше любила рисовать. Именно рисование, как она утверждала годы спустя, уже будучи известной писательницей, открыло для нее истинную природу вещей. Мальчики Динесен учились в престижной школе, девочки занимались дома с гувернантками.

С 14-летнего возраста Карен с семьей много путешествовала, успела побывать в Швейцарии, Голландии и в других европейских странах. В 17 лет она начала брать уроки рисования в Копенгагене и, мечтая стать художницей, поступила в Академию искусств. Вместе с тем девушка продолжала писать, и в 22 года опубликовала несколько рассказов в престижных литературных изданиях под псевдонимом Осцеола (кличка любимой собаки ее покойного отца). Но поскольку они не привлекли к себе внимания читающей публики, Карен надолго охладела к этому занятию.

В то время произошло еще одно событие в ее жизни: она влюбилась. Однако Ганс Бликсен-Финеке, ее кузен, взаимностью Карен не ответил, и, стремясь излечиться от безответной любви, наша героиня с сестрой Эей отправилась в Швейцарию и Францию. Там она пыталась рисовать в духе модных художественных веяний, правда, без особых успехов.

Накануне Рождества 1912 года Карен неожиданно для всех обручилась с братом-близнецом своего возлюбленного, шведским бароном Брором Бликсен-Финеке. Этот союз был заключен если и не по расчету, то с расчетом: Карен получала желанные титул и статус, а Брор – деньги, на которые планировал начать выращивать кофе в Британской Восточной Африке. С надеждой на будущее процветание семейным советом была учреждена кофейная компания под председательством дяди обоих молодых людей, Эге Вестенхольца.

В день своего прибытия в Африку, в Момбасу, 14 января 1914-го, Карен вышла замуж за Брора. Сначала молодые обосновались на ферме Мбагати в районе Великих озер, а через два года перебрались на большую ферму Мбогани, к северу от Найроби. Она располагалась на высоте 1800 метров над уровнем моря, и в этих краях до четы Бликсен никто не пробовал выращивать кофе. Из почти двух тысяч гектаров площади их земель под кофейные плантации было отведено только 240, часть отдана арендаторам из местного населения, остальную территорию занимал девственный лес. Карен довелось узнать, что выращивание кофе стоит огромных трудов, что высаженные растения начинают плодоносить только через 4-5 лет, что им постоянно угрожают засуха, сорняки, вредители и болезни...

Созревшие красные ягоды кофе собирали местные женщины и дети, мужчины на телегах переправляли их на кофесушилку на ферме Карен. Высушенные зерна отвозили в Найроби, откуда кофе начинал свой путь в Европу. Свою фабрику супруги Бликсен спроектировали сами и очень ею гордились, однако после случившегося большого пожара здания пришлось отстраивать заново.

Хотя Карен прибыла в Африку одной из последних колонистов, она сумела довольно быстро наладить дружеские отношения с коренным населением. Племя кикуйю, чьи земли граничили с ее владениями, масаи, сомалийцы опирались на нее «странным, таинственным образом», их с Бликсен связывали отношения, которые сама она характеризовала как «героическую дружбу». А вот высшее общество Британской Восточной Африки в годы Первой мировой войны, как раз развязанной после приезда Бликсенов, их воспринимало как сторонников Германии. Это заблуждение было развеяно благодаря брату Карен Томасу, храбрость которого во время военных действий была отмечена наивысшей наградой – Крестом Виктории. Как и его сестра, Томас обладал литературными способностями, опубликовал мемуары о войне под названием «Ничья земля» и уже после смерти Карен – воспоминания о ней…

Полную версию материала читайте в журнале Личности №109/2017

Другие номера издания «Личности»

№ 108/2017
№ 107/2017
№ 106/2017
№ 105/2017
№ 104/2017
№ 103/2017