Личности 109/2017

Яна Дубинянская

ДИАНА, ПРИНЦЕССА УЭЛЬСКАЯ: ПАСЬЯНС ЧЕРВОННОЙ ДАМЫ*

От нее требовалось не так уж много: мило улыбаться, сопровождая супруга, блистать в роскошных нарядах согласно протоколу и родить наследника короне. И она идеально вписалась в «пасьянс», называемый Британской монархией, – давно уже оторванный от реальности, но значимый, незыблемый и самоценный.

Диана сказала как-то, что желает быть королевой человеческих сердец, чем навсегда присвоила себе титул, выспренность которого смягчена в оригинале изящным каламбуром: королева сердец – та же дама червей, червонная дама.

Со временем леди Ди выпала из «королевского пасьянса». Но взамен разложила свой собственный, настолько стройный и яркий, что и Британия, и весь мир усомнились в достоинствах того, первого.

Рискованный пасьянс…

Начало этой истории выглядело бы уместнее в декорациях каких-нибудь давно ушедших веков, но действие происходило в консервативной Великой Британии – с ее законами и традициями, мало изменившимися и по сей день.

Середина ХХ столетия. Фамильное поместье и дворянский титул требовали наследника по мужской линии, а у жены виконта (старшего сына графа) Спенсера родились одна за другой две дочери. Долгожданный мальчик умер, прожив лишь несколько часов. «Если бы он остался жив, я бы никогда не появилась на этом свете», – скажет позже его младшая сестра.

1 июля 1961 года в особняке Парк-хаус близ королевского поместья Сандрингем, что в Норфолке, на берегу Северного моря, в семье Эдварда Джона Элторпа, будущего восьмого графа Спенсера, и его жены Фрэнсис, урожденной Фермой, опять, увы, родилась девочка – Диана Фрэнсис Спенсер.

Графы Спенсеры вели свою родословную от времен едва ли не более древних, чем королевская династия Виндзоров. На их родовом гербе был начертан девиз «Бог хранит правых», а генеалогическое древо ветвилось столь причудливо, что Диана была дальней родственницей Уинстона Черчилля, Джорджа Вашингтона, Франклина Рузвельта (и еще пяти президентов США) и даже приходилась одиннадцатиюродной сестрой Чарлзу, принцу Уэльскому.

Через три года после ее рождения род Спенсеров обрел законного наследника: виконтесса наконец-то родила мальчика, Чарлза. Но взаимопонимание супруги уже утратили. Фрэнсис была моложе мужа на двенадцать лет (замуж она вышла совсем юной), друзья вспоминали ее компанейской и остроумной интеллектуалкой, разгадывавшей кроссворд в «Таймс» за семь минут; рядом с инертным, чопорным и очень зависимым от отца-графа Джоном ей было скучно. В конце концов в ее жизни появился другой мужчина – из совершенно другого мира. «Это не была любовь с первого взгляда, – вспоминала она. – Просто нам удалось рассмешить друг друга».

Был скандал и был развод. В результате Фрэнсис получила свободу и вышла замуж за Питера Шенда Кидда, бизнесмена-шотландца, приехавшего из Австралии. Но детей супруг оставил при себе, а пока шло судебное разбирательство, не позволял бывшей жене с ними видеться. Уезжая из поместья, мама сказала шестилетней Диане, что скоро вернется.

«Ее отъезд стал самым болезненным эпизодом в моем детстве, – напишет потом принцесса своей подруге. – Больше всего меня задел обман. От меня просто утаили тот факт, что покинули навсегда».

В период, когда родители были поглощены разводом, старшие девочки, Сара и Джейн, уже учились в частной школе в Силфилде, а Диана и маленький Чарлз были предоставлены заботам то и дело сменявшихся нянек. Против некоторых из них Дач (ее детское прозвище: Duchess – герцогиня) вела форменную войну, втыкая булавки в кресло острием вверх или выбрасывая вещи в окно. Вообще маленькую Диану очевидцы описывают в радикально контрастных тонах: от грустной, застенчивой и необщительной девочки – до хохотушки-сорванца, склонной к хулиганским проделкам.

Сама она вспоминала себя несчастной, неприкаянной и разрывавшейся в любви к каждому из родителей. Однажды по случаю свадьбы кузины, где Диана должна была присутствовать, отец подарил ей белое платье, мать – зеленое: ну как, скажите, можно было сделать выбор?

В чем сходятся все биографы – она была непредсказуемой. В один прекрасный день, будучи приглашена вместе с отцом на чай к самой королеве, Диана под предлогом головной боли отказалась идти – немыслимый поступок в координатах британского высшего света! Но для этой девочки уже в нежном возрасте вековые условности не представлялись чем-то незыблемым.

То ли еще будет…

О своем образовании и достижениях в учебе «народная принцесса» отзывалась с подкупающей самоиронией: «Академические успехи? Забудьте об этом! Другое дело еда. Я ела и ела. Попросить меня съесть три куска копченой рыбы и шесть булочек было одним из самых смешных развлечений в нашей школе».

Так же, как и ее старшие сестры, она училась в начальных школах в Силфилде, затем в частных школах Ридлсуортс и Уэст Хит. Итоговую общеобразовательную аттестацию, так называемый O-level (Ordinary level) Диана полностью провалила – ни одного успешно сданного экзамена. Для сравнения: ее сестра-отличница Джейн сдала одиннадцать экзаменов, и даже исключенная из Уэст Хита за пьянство (!) Сара – шесть. И если злопыхатели утверждают, что Ди не училась как следует из лени и равнодушия, то ее симпатики находят иное объяснение: она слишком смущалась и нервничала на экзаменах, и все знания вылетали из головы.

Но были у Дианы и школьные награды: масса грамот за победы в соревнованиях по плаванию, кубок Легатта «за услужливость» и памятный приз «Лучшему смотрителю за морскими свинками» (она была ответственной за школьный живой уголок и домашних животных очень любила). Кроме того, мисс Спенсер хорошо играла на фортепиано и танцевала балетные партии, всерьез мечтая о большой сцене. Увы, уже в подростковом возрасте Ди очень вытянулась, в результате став девушкой ростом 178 сантиметров и «в теле» – слишком крупной для классического балета...

* Повторная публикация по просьбам читателей. Впервые статья была опубликована в №41/2012 журнала «Личности».

Полную версию материала читайте в журнале Личности №109/2017

Другие номера издания «Личности»

№ 108/2017
№ 107/2017
№ 106/2017
№ 105/2017
№ 104/2017
№ 103/2017