Личности 45/2012

Елена Бутакова

ГИЛБЕРТ КИЙТ ЧЕСТЕРТОН: ЖИЗНЬ КАК ЧУДО

Многие эссе Честертона озаглавлены «В защиту…» – опрометчивости, детопоклонства, мяса, простоты, детективной литературы и так далее. Отстаивая право человека на ошибку и слабость, он часто возводил эту слабость в достоинство, и тем самым давал возможность каждому почувствовать себя более значимым и уникальным. Как рыцарь из любимых им сказок, он сражался с драконами лицемерия, самодовольства, снобизма, скепсиса, – и с одинаковым благодушием принимал как победу, так и поражение. Ведь сама возможность – это уже шанс

29 мая 1874 года в элитном районе Лондона Кенсингтоне, в семье, принадлежащей к среднему классу, появился на свет Гилберт Кийт Честертон. Первое имя досталось ему в честь крестного отца, второе – в память о шотландських корнях его матери. Через пять лет семья обзавелась новым жильем (перебралась в старомодный и тесный дом в Уорвик Гарденс) и еще одним ребенком – Сесилом. Внимание матери тут же полностью переключилось на младшего сына, причем навсегда, поэтому близким отношениям между нею и Гилбертом не суждено было сложиться. Но зато они сложились между братьями: Сесил стал одним из лучших друзей Гилберта, их связывали и кровная привязанность, и общая профессия, и даже внешнее сходство. По легенде, когда Сесил родился, его старший брат заявил: «Теперь у меня всегда будет публика». А во внимании публики он, как человек творческий, нуждался постоянно.

Некоторые биографы Честертона считают, что он переоценивал роль детства в становлении личности. Возможно, мнение писателя разделил бы всякий, кому повезло так же, как ему. В отличие от многих современных приверженцев «ускоренного развития», родители Гилберта никуда не спешили: до пяти лет он толком не разговаривал, читать не умел до восьми. Однако не исключено, что именно раннему детству, заполненному сказками, рисованием, занятиями фотографией, лепкой, изготовлением «волшебного фонаря» и прочими чудесными вещами, обязан Честертон целостностью своей натуры и оптимистическим восприятием мира.

Многогранную, красочную реальность открыл для своих детей и отпрысков многочисленных родственников и друзей отец Гилберта – доброжелательный весельчак, любитель путешествий и отличный знаток английской литературы. Деньги он зарабатывал на операциях с недвижимостью, а досуг посвящал веселым розыгрышам, выпуску домашней газеты и кукольным представлениям, оставившим неизгладимый след в душе Гилберта («…драма должна еще подняться до высот кукольного театра»).

Но вот беззаботное детство, ангельские локоны и подготовительные классы остались позади, и 12-летнего Гилберта определили в привилегированную школу Сент-Полз. Она находилась в Лондоне, поэтому уезжать из дома не пришлось. В Сент-Полз мальчик держался особняком, выглядел угрюмым, но это впечатление исчезало, стоило кому-то проявить симпатию к нему. Школьные друзья – Эдмунд Бентли и Люшен Олдершоу – у Честертона появились нескоро, но дружба с ними продлилась всю жизнь. Активный характер всех троих побудил их основать так называемый Клуб Дебатов и журнал «Дибейтер». Казалось, ничто не оставляло равнодушными этих нескладных подростков – они до хрипоты и с одинаковым запалом спорили о творчестве Теккерея и о верховенстве церкви в Англии.

К сожалению, юного Честертона увлекали исключительно интеллектуальные упражнения – его отношения со спортом не заладились. Ближе к окончанию школы стали очевидны физические проблемы этого юноши: Гилберт далеко обогнал в росте всех сверстников, а голос у него еще даже не начинал ломаться. Кроме того, по собственному его признанию, он спал на ходу. Современные исследователи склоняются ко мнению, что у Честертона имело место нарушение эндокринной системы, которое позднее, в зрелом возрасте, стало причиной его болезней. После проведенного обследования врач вынес вердикт: мозг у мальчика невиданно огромных размеров, и это свидетельствует либо о его гениальности, либо об идиотизме.

Другие номера издания «Личности»

№ 52/2012
№ 51/2012
№ 50/2012
№ 49/2012
№ 48/2012
№ 47/2012