Личности 111/2017

Юрий Белецкий

КУСАТЬ ИЛИ ЛИЗАТЬ?

                                                              Чтобы обладать свободой, следует ее ограничить.

                                                                                                                                        Эдмунд Берк

                                                                    Прежде чем приказывать, научись повиноваться.

                                                                                                                                                    Солон

Герои минувших дней, как часто ваша судьба, нередко сложная и запутанная, толкает потомков на ничтожные и оскорбительные поиски фактов, позволяющих приблизить вас к их низости!.. Поневоле думаешь: большое счастье для потомков, что кулак ушедшего героя «навек закован в спокойную к обиде медь». Героев всегда лижут… или кусают. Вот такая «диалектика природы».

Времена и нравы меняются, но в природе рядового человека всегда неизменно лизать или кусать не только героя, но и своего более успешного коллегу, начальника и, особенно, власть. Это проявление личности человека играет архиважную и принципиальную роль в выборе политической системы общества или, даже шире – мироустройства.

Когда-то я уже писал о неразделимости в развитом обществе таких понятий, как Правда и Ложь (см. Личности №30), и обозначал эту пару как Л&П. Вывод был прост: эти Инь и Ян незаменимы для гармонизации человеческого общения и потому неистребимы. По-видимому, пара «лизать-кусать» точно так же неразделимо и вечно присутствует в оценке общественных явлений и помогает смягчить персональное восприятие мира. Обозначим ее как Л&К.

Обе аббревиатуры, точнее, эти пары понятий, генетически связаны с одним неоспоримым принципом – «cui prodest?»**, известным еще со времен Римской республики.

Именно чья-то выгода и порождает цепочку Л&П → Л&К. Если расшифровать эту формулу, то: сначала вас нужно обмануть (подарить иллюзию или надежду), а затем уже вы (сознательно!) укусите или лизнете. Конечно, даже на бытовом уровне это неплохо работает, но основанная на этом древнем принципе формула не только не потерялась и не обесценилась в гигантской системе массовой коммуникации, в условиях повсеместной свободы без границ и ответственности, но и невероятно расцвела и стала одним из стержней власти. Теперь обнаружить истину не позволяет огромное разнообразие инструментов социальной мимикрии, которые под маской воли большинства позволят скрыть не только заинтересованное лицо, но и реальные замыслы.

Конечно, индивидуальный выбор– «кусать» или «лизать» – в конкретных условиях  зависит от сочетания многих факторов, по сути – всего того, что и составляет личность человека. Систематизировать такой клубок мотивов мы не будем, просто заметим, что обывательская героизация «кусак» и тайное презрение к «лизакам» не имеет того внутреннего смысла, который порядочный человек хотел бы в нем видеть. Видимо, река времени одинаково равнодушна и к тем, кто плывет по течению, и к тем, кто против.

Если бы можно было вернуться на пару сотен лет назад, когда с истиной было проще, человек друзей и врагов мог знать лично, имел собственное мнение и должен был сам принимать решения. Хотя, конечно, и в те благословенные времена вас могла найти пуля Дантеса.

Но в наше время, когда производство мифов стало индустрией, по инвестициям сравнимой с добычей углеводородов, а борьба с властью за власть – выгодным бизнесом, все вокруг неизбежно погружается в социально-политическую Л&П. И теперь вопрос, признавать или отрицать существующую власть и ее персональное воплощение, непрерывно и неизбежно переходит в вопрос о том, признавать или отрицать существующее общественное мироустройство. Поэтому, чтобы прийти к выводу, как быть и что делать, сначала позволим себе небольшое отступление.

В ХХ веке обсуждение справедливого мироустройства сводилось к признанию или отрицанию достоинств двух ценностных систем, которые впервые описал французский философ Анри Бергсон в работе «Два источника морали и религии» (1932). В назревающем обострении он увидел конфликт двух типов обществ: закрытого, статического, стремящегося к самосохранению на основе традиции и моральных табу, управляемого на принципах авторитаризма, и открытого, динамичного мироустройства, воплощенного в демократии,  отрицании догм, окостеневших идеалов и т. п. Перспективу для человечества Бергсон, выделяя в качестве главных принципов любовь к человечеству, отказ от искусственных потребностей, доминирование «духа простоты» в развитии «тела» человечества, видел  лишь в открытом обществе, в морали без догматизма.

И, как не раз бывало, в этом случае идея становится популярной и востребованной, если находится последователь, определивший для ее воплощения конъюнктурно точное место и время. Уже после войны, в 1945 году, философ и социолог Карл Поппер дал довольно многозначительное и тенденциозное описание идеи открытого общества. Завершая первый том своей монографии «Открытое общество и его враги», он сделал вывод, что либеральная демократия есть единственная форма правления, позволяющая проводить реформы без насилия, а идеи Платона о пользе государства вызваны личным тщеславием основоположника науки и страхом перед либеральным мировоззрением (если любопытно, то во втором томе Поппер причиной возникновения тоталитаризма в ХХ столетии объявляет идеи Гегеля и Маркса).

Итак, концептуально, у нас имеются две модели мироустройства. Закрытое общество – консервативное и жестокое в стремлении сохраниться, полное запретов и авторитарное. И другой полюс – открытое общество – динамичное, удобное для жизни, которое, постоянно отказываясь от разных традиционных табу, проводит свободный социально-экономический эксперимент в поисках эффективного развития.

С первой крайностью все ясно: такой тип не вечен, и Л&П его погубит. Во втором типе отказ от запретов – лишь эксперимент, и мысль, что никто его не контролирует, наивна, хотя и благородна. Но тогда цепочка лжи и управляемого конфликта (Л&П → Л&К) – тоже часть эксперимента? Может, этот эксперимент не имеет конечного, точнее, окончательного результата –   этакая непрерывная череда проб и ошибок? Вряд ли. Ибо тогда на финише мы просто возвращаемся к закрытому обществу, а попытки изменений – это только борьба за более длинный поводок?! А зачем было тратить столько либеральных средств и сил, и, возможно, уже не Платон, а Поппер был жертвой своего собственного тщеславия?..

Как тут не процитировать Анри Бергсона: «Мы познаем человека не по тому, что он знает, а по тому, чему он радуется».

А вывод? Он очень простой: плодитесь и размножайтесь, лижитесь и кусайтесь! Это естественно и неизбежно…

Юрий Белецкий

Главный редактор

* Cui prodest? – кому выгодно, кому на пользу, кто выигрывает – выражение, которое встречается у Цицерона, Марциала, Сенеки и других древнеримских авторов. Последующие 2000 лет не опровергли логику и ценность этой фразы.

Полную версию материала читайте в журнале Личности №111/2017

Другие номера издания «Личности»

№ 110/2017
№ 109/2017
№ 45/2012
№ 108/2017
№ 107/2017
№ 106/2017