Личности 111/2017

Валерия Горелова

ОДРИ ХЕПБЕРН: ПРИНЦЕССА, СТАВШАЯ КОРОЛЕВОЙ

В Рим из некой европейской страны с официальным визитом прибыла принцесса. А вечером сбежала из дворца, чтобы провести два упоительных дня, наполненных свободой и внезапно вспыхнувшей любовью к американскому журналисту. Чистой любовью – с прогулками по городу, танцем в объятиях возлюбленного и единственным поцелуем, после которого принцесса вернулась во дворец, повинуясь долгу перед своей страной и подданными. Что объединяет Одри Хепберн с ее наиболее знаменитой героиней из ставшего классикой фильма «Римские каникулы»? Необычная красота, изящество, очарование, достоинство. И чувство долга, которое всегда было для нее превыше всего

Мать Одри Хепберн – голландская баронесса Элла Ван Хеемстра, получила от предков причудливую смесь голландской, венгерской, французской и еврейской кровей. Отец – Джозеф Виктор Энтони Хепберн-Растон, был ирландцем. Его социальное происхождение, как, впрочем, и род занятий, остались тайной. С баронессой Эллой он познакомился в Суринаме. Чем там занимался бывший консул британского министерства иностранных дел, доподлинно не известно. Зато известно, что бесшабашный темноволосый красавец без состояния и определенных занятий пленил замужнюю женщину и мать двоих сыновей. Она решительно расторгла аристократический брак с Яном Ван Уффордом, чтобы выйти за Хепберн-Растона. 4 мая 1929 года в большом уединенном доме в пригороде Брюсселя баронесса родила девочку. Пухленькую большеголовую малышку назвали Эддой, и она даже отдаленно не напоминала то странно тоненькое, длинношеее изящное чудо, которое мир узнает под именем Одри Хепберн.

Два главных воспоминания из ее раннего детства связаны с музыкой, постоянно звучавшей в доме, и вечными ссорами между отцом и матерью. Следствием этих ссор стало появление особенных черт в характере и манерах Одри Хепберн – сдержанность, даже замкнутость, и категорическое правило никогда ни на кого не повышать голоса. Музыка же породила в ней любовь к танцу. Впервые эта любовь дала себя знать, когда трехлетняя Эдда-Одри во время прогулки в парке потихоньку удрала от матери, чтобы потанцевать перед случайной публикой под звуки военного оркестра.

Одри было шесть лет, когда родители развелись. Баронесса застала мужа в постели с молоденькой няней своих детей. Поседев за одну ночь, Элла подала на развод. Позднее Одри вспоминала: «Развод родителей был первым ударом, который я перенесла в детстве. Я боготворила отца и скучала по нему, когда он ушел. Если бы я могла иногда встречаться с ним, я бы чувствовала, что он меня любит. Я до слез завидовала девочкам, у которых были отцы. Мать очень любила меня, но она часто не умела показать мне эту свою любовь. У меня не было никого, кто мог бы приласкать меня».

Вторым страшным воспоминанием стало утро, когда мать, войдя в комнату дочери, сказала: «Вставай, началась война». Для десятилетней малышки детство закончилось.

Единственной радостью оставались занятия в балетной школе голландского города Арнема. Одри к тому времени превратилась в высокую девочку с мальчишески худощавой фигурой и необыкновенным, притягивающим взгляды лицом. Балет довел до совершенства ее природную грацию и воспитал в ней трудолюбие, сдобренное изрядной долей самокритичности, которая не оставляла нашу героиню всю жизнь.

В мае 1940 года Арнем оккупировали немцы. Одри тосковала по отцу, не подозревая, что в то вемя он уже находился в тюрьме как член Британского Союза фашистов, хотя прямого отношения к этой организации не имел. А гестапо на глазах Одри арестовало ее дядю, ее старшего брата угнали на работу в Германию… От постоянного недоедания девочка страдала малокровием и отеками ног. «Не было вообще никакой еды, – вспоминала позднее Одри. – В те дни я часто говорила себе: если это когда-нибудь закончится, я никогда больше не буду ворчать и капризничать, буду всем довольна». Слово свое она сдержала – в Голливуде не раз отмечали, что не видели менее капризной звезды.

Занятия балетом продолжились после войны в известной балетной школе «Балле Рамбер» в Лондоне. Ее руководительница Мари Рамбер считала Одри одной из лучших учениц. Но ее рост – 170 сантиметров – был по тем временам неподходящим для сольных партий. Покинув балетную школу, девушка работала в турфирме, а по вечерам танцевала сначала в клубе, затем в кордебалете мюзик-холла. Перед выступлениями в популярном ревю Одри скатывала носки и подкладывала их в лифчик, чтобы зрительно увеличить грудь. Занятно, что это делала та, благодаря которой пышные бюсты вскоре выйдут из моды.

Ее кинокарьера началась в Англии в 1950 году. Одри снималась в эпизодических ролях, а позже продюсеры кусали себе локти, что не догадались подписать с ней долгосрочный контракт. Хепберн было двадцать, когда завязались ее отношения с Джеймсом Хэнсоном. Ветеран войны, спортсмен и джентльмен, богатый наследник с чисто английской внешностью и манерами сделал Одри предложение. Она ответила согласием, после чего отправилась на Лазурный Берег, где снималась в фильме «Мы едем в Монте-Карло». Там ее и приметила известная французская романистка aКолетт. Старуха в инвалидной коляске с замашками некоронованной королевы выбирала актрису для инсценировки своего романа «Жижи». Увидев Одри, она властно заявила: «Вот моя Жижи!» Реакция Хепберн на предложение главной роли в бродвейском спектакле была по-детски непосредственной: «Я не смогу! У меня нет сценического опыта». Но постановщики «Жижи» были готовы репетировать бесконечно, лишь бы в спектакле участвовала юная актриса, чье «очарование сияло, подобно солнечному лучу».

В то же время голливудская студия «Парамаунт» искала актрису на роль принцессы Анны в фильме «Римские каникулы». Сценарий его много лет переходил из рук в руки именно потому, что не находилось исполнительницы, в которой прелестная внешность сочеталась бы с аристократизмом манер…

Полную версию материала читайте в журнале Личности №111/2017

Другие номера издания «Личности»

№ 110/2017
№ 109/2017
№ 45/2012
№ 108/2017
№ 107/2017
№ 106/2017