Личности 113/2018

Елена Бутакова

ЭДВАРД МУНК: СТРЕМЛЕНИЕ К СВЕТУ

Друг и наставник Мунка Крог как-то отозвался о его работах: «Он пишет… предметы не так, как другие художники. Он видит только суть и, естественно, он пишет только суть. Вот почему картины Мунка обычно выглядят, как любит подмечать публика, ‟незавершенными”. Но они завершены… это его оригинальные завершенные работы. Произведение искусства завершено тогда, когда автор откровенно выразил все, что у него на душе»

12 декабря 1863 года у врача Кристиана Мунка и Лауры Катрине Бьельстад родился второй ребенок, сын Эдвард. Вскоре после этого семья переехала с фермы в Летене в столицу Норвегии, Христианию (современный Осло). Заработка врача, который не брал денег с бедных пациентов, составлявших большую часть его клиентуры, не хватало. Семья Мунков вынуждена была в целях экономии часто менять место жительства. Счастливый брак доктора Мунка просуществовал недолго – его жена Лаура в возрасте 30 лет умерла от туберкулеза, наследственного в ее роду. После смерти матери воспитанием пятилетнего Эдварда, его младшего брата и троих сестер, а также ведением хозяйства занялась их тетка Карен, сестра покойной. Не имея собственной семьи, она до конца своей жизни посвятила себя племянникам. Карен немного рисовала; с ее помощью Эдвард освоил азы живописи и стал писать пейзажи и портреты членов своей семьи – чаще всего отца и сестры Ингер.

Потеряв жену, Кристиан Мунк сделался очень набожным, и сказки, которые он раньше придумывал для своих детей, сменились ежедневным неукоснительным чтением Библии и проповедями о геенне огненной, ожидающей грешников. Религиозный фанатизм главы семейства и тяжелая обстановка в доме усугубили болезнь его дочери Софи, умершей в 15-летнем возрасте от туберкулеза, а также душевное заболевание другой дочери, Лауры. Кончина Софии – единственной, с кем Эдвард был духовно близок, стала для него страшным ударом. В память об умершей сестре он до конца жизни хранил кресло, в котором она провела свои последние дни. Семейные несчастья впоследствии послужили для художника своего рода источником вдохновения: «Без страха и болезней моя жизнь была бы лодкой без руля». На его трагическое мироощущение повлияло и увлечение книгами Достоевского, Ибсена, Стриндберга и философскими идеями Ницше и Шопенгауэра.

Поскольку Эдвард был очень болезненным ребенком, и тяжелые приступы бронхита порой переходили в кровохарканье, то регулярно ходить в школу он не мог. Посвящая рисованию все больше времени, он стал постоянным посетителем Национальной галереи и Общества поклонников искусства. Однако его мечтой была архитектура, для изучения которой он поступил в Технический колледж в 1879 году. Через год из-за многочисленных пропусков по причине нездоровья от учебы ему пришлось отказаться. А вот Королевскую школу рисования Эдвард все-таки закончил, хотя избранный путь художника и богемный образ жизни и внушал опасения его богобоязненному отцу.

Одним из преподавателей Мунка был знаменитый художник-реалист Кристиан Крог, под чьим влиянием он создал несколько своих первых значительных работ. Картина «Этюд головы», с которой он дебютировал на Выставке промышленных товаров и произведений искусства осенью 1883 года, не привлекла большого внимания публики. Однако несомненная художественная одаренность Эдварда побудила Крога и художника Фрица Таулова ходатайствовать для него о бесплатной стажировке за границей. Во время поездок в 1885-м в Антверпен и Париж он изучал полотна Лувра и посетил ежегодный «Салон», где познакомился с работами импрессионистов.

В Кристиании ежегодно проводили выставки произведений искусства, и почти в каждой участвовал Мунк. На Осенней выставке 1886 года в числе четырех своих работ он представил «Больную девочку». Для этой картины, навеянной воспоминанием о болезни и смерти Софи, позировали тетя художника Карен и ее служанка. Отдавая дань моде на изображение больных на фоне высоких подушек («век подушки»), Эдвард в своей работе нарушил почти все каноны живописи. Шквал негодования критиков вызвало отсутствие перспективы, отказ от проработки деталей и правильного применения светотени, нервная манера, которую назвали «беспорядочными красочными мазками», для большей выразительности в некоторых местах процарапанные шпателем или кухонным ножом. Такими своеобразными художественными средствами Мунк создал первую в истории искусства картину, в которой была отражена только идея – и ничего больше. Выбранный им собственный путь в живописи следующие 15 лет будет вызывать яростное неприятие и жестокие нападки критики и публики, и Эдварду придется выработать в себе немалую толстокожесть, чтобы воспринимать эти удары иронично. Но несмотря на враждебное отношение общества к его творчеству, картины Мунка покупали, даже когда он был начинающим художником. Одну из первых приобрел его почитатель и собрат по искусству Эрик Вереншелль.

Если бы не писатель Ханс Йегер, в богемный кружок которого входил Мунк, возможно, «Больная девочка» никогда не была бы создана. В своих книгах Йегер обличал пороки общества и классовые предрассудки и призывал художников и писателей описывать свои жизни. Эдвард не только внял этому призыву в живописи, но и на протяжении многих лет вел дневниковые записи.

Йегер также требовал разрыва с семьей и насмехался над Мунком, прощавшимся с друзьями в разгар пьяных прений, чтобы успеть домой к вечерней молитве. В свою очередь, Эдварду, который во многом разделял пренебрежение Йегера мещанскими условностями и восхищался им как личностью, претил образ жизни его сторонников…

Полную версию материала читайте в журнале Личности №113/2018

Другие номера издания «Личности»

№ 112/2017
№ 111/2017
№ 110/2017
№ 109/2017
№ 45/2012
№ 108/2017