Личности 114/2018

Юрий Белецкий

ИСТОРИЯ: ПОМНИТЬ НЕЛЬЗЯ ЗАБЫТЬ

                                                                     Счастье – это хорошее здоровье и плохая память.

                                                                                                                           Альберт Швейцер

Дикость, подлость и невежество не уважает прошедшего, пресмыкаясь перед одним настоящим.

                                                                                                                         Александр Пушкин

Вы никогда не задумывались над тем, что, просыпаясь утром после глубокого сна (не говоря о более тяжелых случаях «отключки»), вы – все тот же Николай или Варвара и более-менее помните вашу прошлую и настоящую жизнь: родственников и близких друзей, язык, картинки из детства, свои привычки и профессиональные знания? Другими словами, вы – тот же самый и помните себя. Цельность знаний, информации не выпускает вас из вашего образа, вашей личности, и это большое счастье для вас и (важно!) для всего человечества.

Заметим, что только небольшая часть этой информации относится лично к вам, все остальное вместе с вами хранят другие люди, общество в целом. Между этими условными частями вряд ли можно четко провести границу, и еще неизвестно, какая часть вашей памяти более важна для вашей жизни. Для иллюстрации припомнил анекдот: «Сидят две старухи и болтают о политике, погоде, молодежи, в общем, о том, о сем. Вдруг одна цепенеет от ужаса и спрашивает подружку: ‟Слышишь, дорогая, а как меня зовут?” Та с удивлением смотрит на нее, задумывается на некоторое время, затем отвечает: ‟А тебе это срочно?”» Отметим только, что за этим финалом – веселым для тех, кто еще не утратил свою память, и трагичным, для тех, кто уже навсегда потерял часть самого себя, – часто совсем небольшая дистанция, может, всего лишь миг.

Для общества реализуется иной механизм памяти и, как кажется многим, намного тверже: миллионы или даже миллиарды фактов на материальных носителях составляют твердую основу общей истории. Конечно, все понимают, что эти факты еще не история – это только набор кубиков. А делать из кубиков историю будут люди. Причем из кубиков, которые сохранили одни, помогли выбрать нужные из большого множества – другие, стали строителями историй – третьи, а прочтут по-своему и донесут обществу результат – четвертые. Напрасно надеяться, что количество участников процесса добавляет ему объективности. Да и существует ли истинная (постоянная?) история, если общество или его элита ждут и желают перемен? Тут уж важны не факты, а тенденции…

Как не раз бывало, добившись власти, новая элита сразу начинает писать новую историю. Может, это и имел в виду Ларошфуко, когда заметил: «Все недовольны своей памятью, но довольны своим умом». И так может произойти много раз, пока Клио окончательно не протрубит славу, и ваше прошлое под лавровым венком не забронзовеет в легендах. Почему это происходит и с человеком, и с обществом?  Скорее всего, история не станет чем-то прочным, пока в прошлом есть место для фактов, раздражающих или унижающих честолюбие и самоуважение элиты.

В радикальности перемен ключевую роль, конечно, играет глубина изменений в элите. Чем меньше оснований для рутинных и естественных перемен, тем более глубокими и радикальными они будут. Возможно, это подсознательное стремление к историческому опыту легитимации власти, когда основным аргументом было наличие поколений влиятельных предков. Поэтому так велико стремление забыть старое прошлое, чтобы на чистом листе писать новое. Может быть, в надежде, что «они – другие», и все будет иначе.

Однако не все так просто. Олицетворение истории – это ее люди, жизнь и деятельность которых послужили и служат основой политических, технических, культурных и всяких иных перемен. Личности, чья жизнь оставила такой глубокий след в нашем сегодня, что даже если мы изменим к ним свое отношение, мы не сможем отменить их влияние на нас. Для каждого народа или любого социального общества его Личности – это своеобразные реперные точки, фундаментально поддерживающие всю историю, цельность и ментальность. И произвольные изменения, их реконструкция разрушают все историческое здание отдельного общества и цивилизации в целом*.

Вычеркнуть Личность человека из памяти общества невозможно: это лишено смысла, как если бы мы пытались распилить воду или разрубить воздух. Ведь с вычеркиванием имени Пушкина мы не в силах забыть: «Любви все возрасты покорны…» или «Мой дядя самых честных правил…». Конечно, это просто иллюстрация принципа. Можно говорить о любой Личности, и наверняка найдутся те, кто хотел стереть их из прошлого, но ни Ганнибала, ни Платона, ни Чингисхана, ни Гитлера, ни Мао Цзэдуна, ни Эйнштейна, ни Усаму бен Ладена, ни тысяч других нельзя бесследно удалить из истории**. Если бы это произошло, мир стал бы другим, потому что человеческое общество – это то, что существует как нечто исторически целое. А человек без памяти, без прошлого, без отношений с другими людьми – мираж. По этому поводу справедливо высказался американский философ и писатель Джордж Сантаяна: «Кто не помнит своего прошлого, обречен пережить его снова».

P.S. Если общество решило что-либо забыть, то, имейте в виду, не каждый человек сможет пережить другое прошлое. Поэтому прошу вас, скажите, как меня зовут, – и срочно!

* Мы уже писали о проекте «Новая хронология», история которого восходит к именам Исаака Ньютона, Николая Морозова и в ХХ веке получила развитие в работах математика Анатолия Фоменко и его учеников. Суть проекта – дать обоснованные датировки исторических событий. Если принять основные выводы этой хронологии, то речь может идти о фантастической фальсификации истории всей европейской цивилизации. Мотивом такого глобального тектонического сдвига хронологических дат могли быть интересы новой элиты Средневековья. Обсуждение этой темы выходит за рамки настоящей заметки.

** Формально система сохранения памяти о Личностях напоминает технологию блокчейна.

Полную версию материала читайте в журнале Личности №114/2018

Другие номера издания «Личности»

№ 113/2018
№ 112/2017
№ 111/2017
№ 110/2017
№ 109/2017
№ 45/2012