Личности 114/2018

Елена Бутакова

МИХАИЛ ФОКИН: «НОВЫЕ ПУТИ ВСЕГДА ОТКРЫТЫ»

В противовес классическому балету с его игрушечными страстями и приверженностью танцевальной технике Михаил Фокин создал живой танец, стирающий грань между зрителем и сценой. Его идея о «содружестве танца, музыки и живописи» стала поворотной точкой в истории балетного искусства ХХ века. Обновленный балет Фокина заменил «фальшь – искренностью, ложь – правдой, глупость – осмысленностью»

В браке купца Михаила Васильевича Фокина, содержавшего первоклассный буфет-ресторан в императорском Яхт-клубе в Петербурге, и его жены Екатерины Андреевны Кинд родилось 18 детей. Но, кроме младшего Миши, который появился на свет 11(23) апреля 1880 года, из них взрослого возраста достигли лишь четверо.

С тремя братьями и сестрой у Миши с детства установилась тесная духовная связь. Все они были одарены талантами – кто в творчестве, кто в спорте. Старший брат, Владимир, хотя и учился в мореходном училище, своим призванием считал театр и стал известным комедийным актером. Другой брат, Александр, был отличным спортсменом, гребцом и велосипедистом, участвовал и в автомобильных гонках. Впоследствии  он тоже связал свою жизнь со сценой и организовал «Троицкий театр миниатюр». Особенно близок Миша был со старшим братом Николаем, избравшим профессию военного и участвовавшим в Первой мировой войне. Он много читал и всегда находил время, чтобы обсудить прочитанное с младшим.

Любовь к театру Миша и его братья унаследовали от матери. А знакомства сестры Сони с воспитанницами школы Мариинского театра и еженедельные посещения танцевальных вечеров в Яхт-клубе только усугубили этот интерес. Но, хотя родители снисходительно относились к увлечениям своих детей, отец решительно воспротивился желанию Миши идти в балетные танцоры: «Не хочу, чтобы мой Мимочка был попрыгунчиком!»

Мать, напротив, поддержала сына, в качестве аргументов приводя бесплатное обучение и проживание в училище, а также наверняка ожидавшие Михаила громкую славу и благоденствие. Тайком от мужа Екатерина Андреевна отвела сына на испытание в императорское училище, в котором принимали участие сотни мальчиков. Из десяти отобранных счастливцев Миша был принят первым – и только этот факт примирил отца с балетным будущим сына.

Так в 1889 году Миша стал учеником театрального училища. Специальные предметы там, как и в большинстве подобных заведений, преподавали на высоком уровне, а знание общеобразовательных почти не требовалось – ни французского языка, ни географии, ни истории... Да у воспитанников после изматывающих репетиций и спектаклей (и оперных, и балетных, в которых они также были задействованы) просто не оставалось сил для усердного штудирования учебников. Такое положение вещей было не по душе Михаилу, который любил читать, интересовался театральной режиссурой, живописью – изучал и копировал художественные шедевры в Эрмитаже в свободное время. Он увлекался музыкой и, когда в училище предоставили на выбор обучение игре на двух музыкальных инструментах, остановился на фортепиано и скрипке. Своими духовными «маяками» Михаил считал Толстого, Станиславского, Родена, Микеланджело и Вагнера.

В годы учебы каждый из наставников Фокина давал ему что-то свое, особенное – деспотичный Николай Волков отточил балетную технику, Александр Ширяев ознакомил с нюансами характерного танца, Павел Гердт научил полному погружению в создаваемый на сцене образ; Фокин учился также у Платона Карсавина и Николая Легата.

На четвертом году обучения Михаилу уже давали заглавные роли в одноактных балетах на сцене школьного театра («Волшебная флейта», «Тщетная предосторожность» на музыку Моцарта). После выпускного экзамена, где он получил высшую награду, в 1898 году его приняли в труппу Мариинского театра «танцовщиком второго разряда». Мариус Петипа, чьи балеты на рубеже веков составляли большую часть репертуара театра, и Павел Гердт ходатайствовали, чтобы Фокин был принят не в кордебалет, а сразу в солисты. Однако чтобы танцевать почти все ведущие партии, ему пришлось несколько лет быть на второстепенных ролях и исполнять те партии, на которые не претендовали звезды. Это объяснялось, в частности, и тем, что Михаил не умел льстить и заигрывать с начальством, а также его нетерпимостью к любым проявлениям косности и ограниченности. Не видя для себя перспективы в профессии, он всерьез подумывал уйти из балета, чтобы посвятить себя другому роду деятельности – возможно, живописи, которой он занимался в школе Дмитриева-Кавказского, или же музыке: в Русском оркестре знаменитого В.В. Андреева он играл на домре, а в неаполитанском оркестре Джинислао Париса – на мандолине.

Еще одним увлечением Михаила стали путешествия, к которым он пристрастился, сначала открывая для себя необъятную Российскую империю, а затем и Западную Европу. Впервые он попал за границу с гастролями антрепризы дочери Мариуса Петипа Марии. Вслед за Будапештом он посетил Вену, Венецию, Неаполь, Флоренцию и Рим.

Любуясь шедеврами эпохи Возрождения, Фокин размышлял о своем призвании и необходимости кардинальных изменений в искусстве русского балета. Однако как именно менять, при помощи каких средств, он еще не знал...

Полную версию материала читайте в журнале Личности №114/2018

Другие номера издания «Личности»

№ 117/2018
№ 116/2018
№ 115/2018
№ 113/2018
№ 112/2017
№ 111/2017