Личности 114/2018

Яна Дубинянская

НЕРОН: ВЫХОД АРТИСТА

«Многие писатели повествовали о Нероне; одни из них, которым он оказывал благодеяния, из признательности к нему извращали истину, другие из ненависти и вражды настолько налгали на него, что не заслуживают никакого извинения», – писал хорошо осведомленный и претендовавший на объективность современник императора Иосиф Флавий.

Труды этих «многих» не сохранились; их пересказывали близко к тексту Тацит, Светоний, Дион Кассий и другие античные историки более позднего времени, не слишком заботясь о достоверности, зато любуясь одними и теми же моментами, анекдотами и крылатыми фразами. Вплоть до финальной – квинтэссенции эксцентричного и жутковатого образа: «Qualis artifex pereo».

«Какой великий артист погибает!»

Он родился на рассвете, «так что лучи восходящего солнца коснулись его едва ль не раньше, чем земли»; поэтому его божеством стал Аполлон, покровитель искусств. Младенец был рыжий, как и его предки из рода Домициев, до волос которых, по легенде, дотронулись некогда близнецы-Диоскуры. Назвали его Луций, потому что в роду чередовались два имени, Луций и Гней, а его отца звали Гней Домиций Агенобарб.

Луций Домиций Агенобарб появился на свет 15 января 37 года, в самом начале правления императора Гая Юлия Цезаря, более известного под прозвищем Калигула. Матерью новорожденного была Юлия Агриппина Младшая, сестра императора, а по совместительству, как сплетничали древние историки, его любовница – Калигула не гнушался инцеста. Впрочем, своих сестер, будто бы уличенных в заговоре против него (а заодно и обвиненных в разврате), он вскоре сослал на Понцианские острова, где они зарабатывали себе на жизнь, ныряя за морскими губками.

Пока его мать была в ссылке, маленький Луций жил с отцом то в Риме, то на его виллах, а когда в 40 году Гней Домиций Агенобарб скончался, мальчика забрала к себе тетка Домиция Лепида.

24 января 41-го заговорщики закололи Калигулу. Своей креатуры у них не было, и следующим императором стал ближайший родственник предыдущего – его дядя Клавдий, считавшийся в семье дурачком. Тем не менее, он был женат уже в третий раз, на Валерии Мессалине, известной, согласно легенде, склонностью к безудержному разврату. Она родила Клавдию двух детей – Британника и Октавию.

В 48 году Мессалина и ее любовник Гай Силий организовали заговор против Клавдия: планы заговорщиков были раскрыты, виновные убиты по приказу императора. Освободившееся место августы, жены правителя, с триумфом заняла Агриппина Младшая, после гибели Калигулы вернувшаяся из ссылки. «Всем стала заправлять женщина, которая вершила делами римской державы отнюдь не побуждаемая разнузданным своеволием, как Мессалина; она держала узду крепко натянутой, как если бы та находилась в мужской руке», – писал Тацит.

Эта женщина была твердо намерена сделать императором Рима своего сына.

Агриппина настояла на том, чтобы Клавдий усыновил Луция, и мальчик, став пасынком императора, сменил имя: теперь его звали Тиберий Клавдий Друз Германик Цезарь. К этим именам прибавилось родовое имя Клавдия (впрочем, его никто так не называл) – Нерон.

Мать озаботилась и тем, чтобы ее сын получил хорошего наставника: им стал философ Луций Анней Сенека, возвращенный из ссылки на острове Корсика, куда его отправила Мессалина. Кроме него, мальчика обучали два грека, Александр и Хастремон (последний заведовал Александрийской библиотекой): знание греческой культуры и языка считалось в тогдашнем Риме признаком настоящей учености. Еще мальчиком Нерон успешно участвовал, управляя колесницей, в Столетних играх, проводимых раз в век.

Главными соперниками юного Нерона на пути к императорскому титулу были дети Клавдия от Мессалины, Британник и Октавия.

Воспользовавшись там, что ее сын был немного старше сводного брата, выше ростом и шире в плечах, Агриппина настояла на том, чтобы тринадцатилетний Нерон надел мужскую тогу: обычно этот обряд совершеннолетия юноши проходили в шестнадцать. Британник в детской тоге выглядел рядом с ним бледно. Видимо, желая самоутвердиться, он попробовал называть Нерона прежним именем, Агенобарбом – но тот за словом в карман не полез, намекнув на сомнительность происхождения Британника – все ведь помнили, какой была его мать! Агриппина же взяла ситуацию под контроль и полностью заменила воспитателей и охрану мальчика, окружив его своими людьми.

С Октавией все было еще проще. Когда Нерону исполнилось шестнадцать лет, его на ней по настоянию матери женили. Правда, поговаривали, что юноша был решительно против этого брака, и Октавию, к которой раньше был равнодушен, после такого принуждения возненавидел.

Для тренировки перед будущими обязанностями императора Нерон выступал в суде в качестве префекта Рима. Клавдий запретил выставлять на суд пасынка серьезные проблемные дела, но Агриппина была другого мнения: она послаблений сыну не давала и добилась, чтобы он разбирал действительно сложные проблемы и конфликты, в том числе геополитические. Нерон справлялся – вероятно, с посильной помощью Сенеки.

Тем временем Клавдий, на которого имел серьезное влияние вольноотпущенник Нарцисс, облачил и подростка Британника в мужскую тогу и стал открыто выражать недовольство Нероном. «Римскому народу нужен настоящий цезарь!» – будто бы сказал он.

Поэтому Агриппине пришлось действовать быстро.

В октябре 54 года, когда Нарцисс заболел и уехал из города лечиться на воды, император Клавдий скоропостижно скончался. Большинство античных историков утверждали, что накануне он поел свое любимое блюдо из белых грибов, от которого Нерон отказался, а перед тем Агриппина нанесла визит Локусте, профессиональной отравительнице, чьими услугами уже пользовалась, устраняя врагов…

На иллюстрации: «Нерон мучается от угрызений совести после убийства матери», репродукция картины Джона Уильяма Уотерхауса, 1878 г.

Другие номера издания «Личности»

№ 119/2018
№ 118/2018
№ 117/2018
№ 116/2018
№ 115/2018
№ 113/2018