Личности 116/2018

Юрий Белецкий

ЛИЧНОСТЬ. МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ

Да и когда б вещество собиралося наше обратно

Временем после кончины и в нынешний вид возвращалось,

Если вторично на свет появиться дано бы нам было,

 Все-таки это для нас не имело бы вовсе значенья,

Так как о прошлом уже была б у нас прервана память

Тит Лукреций Кар. «О природе вещей»*

У знаменитого немецкого философа Артура Шопенгауэра есть гипотеза, что воля человека никогда не умирает, но проявляет себя опять в новых индивидах. Вместе с тем Шопенгауэр не принимал идеи реинкарнации о переселении конкретных душ. Для своих взглядов он использовал термин «палингенезия», который впервые встречается в Новом Завете (Мф. 19:28; Тит. 3:5) и переводится как «возрождение» (от др.-греч. πάλιν – снова и γένεσις – становление, рождение). Теория палингенеза была изложена в его книге «Мир как воля и представление» в главе «Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа».

В своем сочинении Шопенгауэр утверждал: «Бесконечное время протекло, прежде чем я родился, – чем же был я все это время?» Метафизический ответ на это, пожалуй, был бы такой: «я всегда был я: именно все те, кто в течение этого времени называл себя ‟я”, это были ‟я”».

Он отрицал возможность сохранения индивидуального «Я» со всеми его воспоминаниями. Разрушение мозга означает полное уничтожение личности, считал он. С другой стороны, по его мнению, уникальная воля каждого человека не подвержена уничтожению: она сохраняется после распада тела и со временем оказывается в новой интеллектуальной оболочке. Новая личность предстает совершенно отличной от старой. Шопенгауэр не говорил о «переходе целой так называемой души в другое тело», полагая, что в процессе палингенезии происходит «разложение и новообразование индивида, причем остается лишь его воля, которая, принимая образ нового существа, получает новый интеллект».

Логично, если бы яркая, выдающаяся личность давала начало другой, такого же масштаба и яркости. Такой вот палингенез Личности в Личность! Однако анализ, который можно провести на основе нашей энциклопедии «Личности» https://persons-info.com показывает, что, скорее всего, это не так. Видимо, смысл в другом. Да и сам Шопенгауэр не считал, что палингенез – удел только выдающихся людей: «Я вижу, как все существа путем рождения возникают из ничего и спустя короткое время снова обращаются в ничто: и мое бытие, теперь настоящее, скоро тоже будет лежать в далеком прошлом, и я буду ничто!»

Ответ на его сетования может быть таким: «Разве ты не существуешь? Разве ты не живешь в нем, этом драгоценном настоящем, к которому вы все, дети времени, так жадно стремитесь, – разве оно не твое, действительно твое? И разве ты понимаешь, как ты достиг его? Разве тебе известны те пути, которые привели тебя к нему, чтобы ты мог сознавать, будто смерть замкнет их для тебя? Самая возможность какого бы то ни было существования твоего ‟я” после разрушения твоего тела для тебя непостижима. Но разве она может быть для тебя более непостижима, чем твое нынешнее существование и то, как ты его достиг? Почему же ты сомневаешься, что те самые пути, которые открылись пред тобою для этого настоящего, не будут открыты для тебя и ко всякому будущему?»

Что же, на наш взгляд, имел в виду Артур Шопенгауэр? Может быть, что от человека нечто все же сохранится, и это поможет преодолеть страх смерти?

Эта формулировка, конечно, упрощает проблему, но не говорит о том, что будет возрождать человека. Двенадцать лет назад, в первом номере журнала самая первая статья была посвящена религиозному философу, создателю утопического проекта «Общее дело» – Николаю Федорову. Смысл проекта, который был всерьез воспринят Львом Толстым, – борьба с общей для всех физической смертью и воскрешение мертвых. Это общее дело основывалось не на страхе смерти, а на устранении небытия, на физическом и духовном возрождении человека. Ведь для него страх смерти ужасен тем, что после нее не останется ничего!

Для всех людей смерть, как аверс и реверс одной монеты, соединяет две стороны финала человеческой судьбы: неизбежность и неожиданность. Звучит мрачновато, но правильный выбор пропорции делает жизнь вполне пригодной для существования. Особенно, если мыслить как Бенедикт Спиноза: «Человек свободный ни о чем так мало не думает, как о смерти, и его мудрость состоит в размышлении не о смерти, а о жизни». Но вопрос бытия/небытия и жизни после смерти, конечно, не снимает.

Ответ, который можно предложить, содержится в другом противопоставлении: то, что верно для частной человеческой жизни, для человечества в целом может быть иначе. Смерть может прервать жизнь личную, но никогда еще смерть даже миллионов людей не прерывала жизнь всего человечества. Более того, бессмертие личное вообще лишено смысла вне общества. И бессмертие – одна из форм определения Личностей, людей, которые продолжают жить в единственно вечном убежище – общественном сознании.

Жизнь Личности дает основание считать, что прекращение физической жизни – это начало новой, общечеловеческой жизни. Если следовать идее Шопенгауэра, речь идет о продолжении воли (идеи, дела) одного человека в другом (других). Воля, ваше дело, ваши идеи – это и есть ваше воплощение, которое не умрет.

И от твоей Личности зависит, какой и насколько долгой будет новая жизнь. Чтобы о твоем палингенезе сказали словами Лукреция: «Человек гибнет, дело остается».

Юрий Белецкий

Главный редактор журнала

* Пер. Ф. Петровского.

Полную версию материала читайте в журнале Личности №116/2018

Другие номера издания «Личности»

№ 115/2018
№ 114/2018
№ 113/2018
№ 112/2017
№ 111/2017
№ 110/2017