Личности 116/2018

Роман Евлоев

БЕНДЖАМИН ФРАНКЛИН: ОЛИЦЕТВОРЕНИЕ ДОЛГА

За долгую жизнь он успел побывать писателем, печатником, торговцем, ученым-экспериментатором, почтмейстером, строителем, благотворителем, масоном, полковником, послом, бунтарем, миротворцем…

Но вот президентом Соединенных Штатов Америки, вопреки распространенному заблуждению, человек, исторгнувший гром с небес и вырвавший скипетры из рук тиранов, все-таки не был

17 января 1706 года в семье эмигранта Джозайи Франклина, торговца сальными свечами и мылом, и его второй жены Эбии Фолгер родился восьмой ребенок, получивший имя Бенджамин. Он был младшим сыном – за ним последовали две дочери. Мальчик рос ловким, обожал подвижные игры и плавание. Он даже смастерил себе и друзьям собственной конструкции ласты, которые цеплял к ступням наподобие сандалий. В самом раннем возрасте он демонстрировал редкую одаренность: например, лет пяти отроду освоил грамоту, наблюдая за старшими братьями. «Я не помню времени, когда бы я не умел читать», – писал Франклин в автобиографии.

Джозайя решил, что его десятый* по счету сын в качестве благодарственной «десятины» Богу за ниспосланный ему в Новом Свете успех станет пастором. В восемь лет мальчика отдали в бостонскую Латинскую Школу, где ему надлежало пройти подготовку для поступления в Гарвардский университет. Поначалу успеваемость Бенджамина, не имевшего другой серьезной базы, кроме «поучительных бесед», была ниже средней, но вскоре он значительно обогнал соучеников и, перескочив через класс, сразу был зачислен на старший курс.

Отец, однако, передумал посылать сына в Гарвард, ссылаясь на денежные затруднения. Настоящая же причина, вероятно, скрывалась в разочаровании характером Бенджамина: мальчик обладал насмешливым и скептическим складом ума и подходил к вопросам веры без должного почтения. «Будучи ребенком, он находил утомительными и скучными длинные религиозные тексты, которые наш прадед читал до и после трапез», – писал впоследствии внук Франклина.

Вместо Гарварда Бенджамина на год записали в расположенную поблизости от дома «академию», где «студенты» обучались письму и арифметике. В грамматике мальчик преуспел, а вот математику завалил. Сомнительная частная «академия» стала последним учебным заведением Франклина, и своей обширной эрудицией он обязан исключительно самообразованию и удаче при выборе профессии.

В десять лет младший сын встал у прилавка отцовской лавки и начал помогать на производстве. Рутина семейного бизнеса совсем не привлекала непоседливого мальчишку. При любой возможности он сбегал в порт поглазеть на корабли и послушать матросские байки. Неприкрытый интерес Бена к морскому делу не мог не беспокоить его отца, уже потерявшего в пучине одного сына.

Чтобы парнишка не сбежал от малоприятной работы свечника на какой-нибудь корабль, Джозайя начал брать его с собой на прогулки по Бостону. Представляя сына знакомым ремесленникам, Франклин-старший пытался понять, к какому ремеслу лежит душа его строптивого младшего отпрыска. В итоге выбор пал на профессию ножовщика. Однако карьера изготовителя лезвий продлилась всего несколько дней: старший кузен, к которому отдали Франклина в обучение, запросил за свое наставничество возмутительно огромную плату.

После ряда столь же неудачных попыток двенадцатилетнего Бенджамина взял в подмастерья его старший брат Джеймс, незадолго до того вернувшийся из Англии, где он обучался типографскому делу. По примеру лондонских коллег братья начали бизнес с продажи рифмованных листовок на злобу дня. С подачи брата-начальника юный Франклин написал и опубликовал две работы «по мотивам реальных историй»: о горестях семьи, потерпевшей кораблекрушение, и о смерти пирата Черная Борода. Стихи его, по собственному утверждению Франклина, были «никуда не годным хламом», однако раскупали их хорошо, и признание публики льстило самолюбию мальчика.

Конец поэтическим экзерсисам сына положил Джозайя. «Отец расхолаживал меня, высмеивал мои произведения и рассказывал, что рифмоплеты обычно заканчивают попрошайками. Так я избежал участи поэта, почти наверняка плохого», – вспоминал Франклин.

В 1721-м, потеряв контракт на печать одной из двух бостонских газет, Джеймс отважился на издание собственного ежедневного листка. «New England Courant» стал первым действительно независимым изданием страны. На этих страницах из дешевой бумаги и состоялся литературный дебют Франклина, которого исследователи называют первым выдающимся публицистом Америки.

* В первом браке у Джозайи родилось семеро детей. Наш герой был 15-м его ребенком.

Полную версию материала читайте в журнале Личности №116/2018

Другие номера издания «Личности»

№ 115/2018
№ 114/2018
№ 113/2018
№ 112/2017
№ 111/2017
№ 110/2017