Личности 116/2018

Елена Бутакова

ЭДВАРД ГРИГ: МОГУЧИЙ ДУХ НОРВЕГИИ

Эдвард Григ стал первым норвежским композитором, который сделал отечественную музыку частью общемировой культуры, соединил ее национальные традиции с традициями классического искусства Моцарта и Бетховена. Суровая красота Норвегии, тьма ее полярной ночи, загадка северного сияния, скалы, глубокие ущелья и непроходимые леса, героические образы викингов и фантастических уродцев-троллей национального фольклора и истории – ее «могучий дух», о котором писал Генрик Ибсен, впервые открылся миру в созвучиях Грига

Основателем рода Григов в Норвегии был Александр Грейг, по происхождению шотландец, который принадлежал к известному клану Мак-Грегоров. Вынужденный покинуть родину из-за своих политических убеждений, он много странствовал, прежде чем избрать местом постоянного проживания город Берген в Норвегии. В 1779 году он стал ее подданным и изменил произношение своей фамилии «Грейг» на скандинавское «Григ». Занявшись торговлей, Александр Григ преуспел, занял пост вице-консула Великобритании и таким образом добился высокого общественного положения.

Его внук и тезка Александр, также торговец и британский консул, в 1836-м женился на дочери губернатора Бергена Гесине Юдит Хагеруп, которая отдала предпочтение ему, влиятельному и состоятельному человеку, отказавшись от мечты соединить жизнь со своим любимым – простым моряком. И все же брак Александра и Гесине, заключенный без особых чувств с обеих сторон, оказался благополучным. Наделенная незаурядными творческими способностями и волевым характером, Гесине играла в нем ведущую роль.

У супругов родилось пятеро детей, три дочери и два сына. Будущий композитор появился на свет предпоследним – 15 июня 1843 года. Гесине в образцовом порядке содержала загородное имение Ландос, воспитывала детей и занималась музыкой. Впоследствии Эдвард утверждал: «Не унаследуй я от матери, кроме музыкальных способностей, ее неутомимую энергию, я никогда и ни в чем бы не перешел от мечтаний к действию».

Фру Григ устраивала музыкальные вечера, сама принимала в них участие, выступала на публичных концертах общества «Гармония» и была самым лучшим и самым высокооплачиваемым преподавателем игры на фортепиано в Бергене. Способности матери и деньги отца в сумме обеспечили всех детей Григов хорошим музыкальным образованием, а наиболее даровитыми оказались Эдвард и Йун.

Первые уроки музыки сыновьям давала мать, затем они занимались с частными учителями. Уже в детстве Эдвард стал сочинять небольшие пьесы для фортепиано, отыскивая новые мелодические обороты и радуясь своим музыкальным открытиям больше, чем каким-либо подаркам. И все же самым большим его желанием было стать не музыкантом, а священником. Его натуре, одним из свойств которой он сам считал «непростительную наклонность к мечтательности», были чужды усидчивость и дисциплина. На путь усердия Эдварда направляла «неумолимо строгая» Гесине, следившая за прилежным исполнением этюдов и необходимых упражнений и чутко улавливавшая доносившуюся из соседней комнаты малейшую фальшивую ноту.

В элитной Школе Танка и нескольких других школах, где учился Эдвард, он неизбежно сталкивался со столь ненавистной ему зубрежкой. Как неприступные стены, вставали перед ним столбцы цифр, даты и имена исторических деятелей, а между тем его воображение воспламеняли стихи, которых он знал великое множество, саги об отважных викингах и  скандинавские сказки, населенные троллями и великанами.

Гостя у родственников в разных уголках Норвегии, сопровождая в прогулках по живописным окрестностям друга семьи Улле Буля (известного скрипача и композитора, основателя первого Национального театра в Норвегии), Эдвард прислушивался к народным песням и проникался своеобразием норвежского фольклора. Для родителей, разделявших страстное увлечение сына музыкой, дополнительным аргументом стала уверенность Буля в том, что мальчику необходимо продолжить учебу в лейпцигской консерватории. Выбрав стезю профессионального музыканта, юный Григ, по его же словам, «понял самого себя».

В то время Лейпциг был одним из самых перспективных в этом смысле городов в Европе: в 1835 году здесь открылся знаменитый зал «Гевандхауз», где выступали Клара Шуман, Берлиоз, Лист. Обучаясь в Лейпциге, Эдвард там часто бывал; здесь складывались его вкусы и предпочтения, расширялся музыкальный кругозор. К почитанию Моцарта, культ которого царил в родительском доме, добавилось преклонение перед Шуманом и Вагнером, чью оперу «Тангейзер» он слушал не меньше 14 раз.

В консерватории, основанной Феликсом Мендельсоном в год рождения Грига, юноша обучался гармонии и полифонии у Эрнста Рихтера и Беньямина Роберта Папперица, знаменитого Морица Гауптмана, одного из основателей Баховского общества. Сочинение и инструментовку он осваивал с Карлом Рейнеке; среди его преподавателей был и блистательный пианист-виртуоз и руководитель фортепианного отделения консерватории Игнац Мошелес. Несмотря на преимущественно схоластическую атмосферу, царившую в этом учебном заведении, и собственное убеждение, что он вышел оттуда таким же глупым, каким туда вошел, Эдвард приобрел хорошую техническую базу как исполнитель и сочинитель, а также повысил работоспособность и самодисциплину.

Полную версию материала читайте в журнале Личности №116/2018

Другие номера издания «Личности»

№ 118/2018
№ 117/2018
№ 115/2018
№ 114/2018
№ 113/2018
№ 112/2017