Личности 117/2018

Валерия Шелест

ДЖЕК НИКОЛСОН: РОЛЬ КАК ЖИЗНЬ

Он достоверен в любом образе – балагура-жулика Макмерфи, единственного здорового среди безумцев «Кукушкиного гнезда», и спятившего писателя Джека Торренса в «Сиянии», злодея Джокера в «Бэтмене», обаятельного дьявола Ван Хорна в «Иствикских ведьмах» и жестокого криминального босса Фрэнка Костелло в «Отступниках», стареющего плейбоя Гарри Сэнборна в «Любви по правилам и без» и онкобольного Эдварда Коула, в ожидании скорой смерти исполняющего свои самые невероятные желания из списка «последних дел» в «Пока не сыграл в ящик».

Он говорит, что его работа – это его автобиография.

Вот уже 60 лет он играет только самого себя

Свою знаменитую ныне на весь мир фамилию Джек Николсон унаследовал от матери. Джун Френсис была первенцем Этель Мей Роудс и Джона Джозефа Николсона и родилась через три месяца после свадьбы родителей и менее чем через полгода после окончания ими средней школы. Скандальности браку добавляло и то, что Этель Мей была на два года старше мужа. Скрываясь от злых языков, молодожены переехали в Массачусетс, где в городке Питсфилд и появилась на свет их старшая дочь. Спустя несколько лет Николсоны вернулись в родной обоим Нептун штата Нью-Джерси. Через четыре года после Джун, в 1922-м, у пары родилась еще одна девочка, Лоррейн.

Скромный мойщик окон, Джон вскоре приобрел специальность оформителя витрин. Награды на специализированных конкурсах делали престижными его услуги – среди «клиентов» были даже крупные нью-йоркские магазины. Но движущей силой семьи являлась, безусловно, Этель Мей. Энергичная и предприимчивая, она еще подростком шила на заказ одежду и изготовляла дамские шляпки, а также прекрасно вышивала и увлекалась живописью. В Нептуне она держала небольшую парикмахерскую и одной из первых стала предоставлять новомодную услугу горячей перманентной завивки волос, удачно приобретя необходимое оборудование. Родительские же упования чета Николсонов полностью сосредоточила на старшей дочери Джун.

Начав с участия в ежегодных детских парадах и церковных спектаклях, к 16 годам Джун стала профессиональной эстрадной танцовщицей, исполнительницей чечетки. Рыжеволосая длинноногая красотка разъезжала с концертами по всему побережью штата, однажды даже выступила в кордебалете бродвейской постановки, побывала и в нескольких других крупных городах страны. Более ничем, кроме танца, не интересуясь, школу она бросила тогда же, в 16. А осенью 1936-го, во время очередных гастролей, 18-летняя Джун обнаружила, что беременна. Ее возлюбленный, танцор и певец Дон (Дональд) Фурчилло-Роуз, согласился со своим вероятным отцовством и выразил полную готовность стать мужем Джун. Тот незначительный факт, что он уже женат (хотя и находится в процессе расторжения первого брака), Дональда не смущал. Странное бракосочетание – женатого жениха и назвавшейся не настоящей, а сценической фамилией «Нильсон» невесты – состоялось предположительно в октябре того же года в штате Мэриленд. Никаких документов, подтверждающих это событие, обнаружено не было (по сути, и известно о нем только со слов самого Дона Фурчилло), да и вряд ли бы они имели юридическую силу.

Узнав о случившемся, Этель Мей пришла в ярость и попросту выставила новоиспеченного «зятя» за дверь. По мнению некоторых осведомленных, существовал еще один кандидат в отцы ребенка Джун – ее партнер по сцене и преподаватель студии танцев, в которой она занималась, Эдди Кинг, урожденный Киршфилд, эмигрант из Латвии. Не исключено, что девушка сама точно не была уверена, от кого забеременела. Ее сын, Джек Николсон, так никогда и не узнал, кто же был его отцом: по необъяснимой причине он не захотел сделать генетическую экспертизу, пока был жив Дон Фурчилло, и всегда отказывался говорить на эту тему в интервью. По другим сведениям, от установления отцовства уклонился сам Дон, обиженный, что Джек не желал признавать родства с ним – Дон любил Джун всю свою жизнь и всегда стремился к общению с сыном, чему неизменно препятствовала Этель Мей.

Впрочем, имя родителя – не единственное, чего не знает достоверно о себе голливудская звезда. В качестве места его рождения называют больницы Святого Винсента и Бельвью в Нью-Йорке и Медицинский центр в Нептуне, однако ни в одном из этих учреждений не был зафиксирован факт появления на свет мальчика по фамилии Николсон, Фурчилло, Кинг или Нильсон 22 апреля 1937 года (общепринятая дата рождения Джека Николсона) или в ближайшие соседние дни. Маловероятно, что Джун рожала в Нью-Джерси: в целях сохранения репутации старшей дочери родственникам и друзьям было объявлено, что ребенка ждут именно они, Этель Мей и Джон Джозеф Николсоны. Чтобы правда не всплыла наружу, семья и отправилась на несколько месяцев в Нью-Йорк. О том, что его мать – на самом деле его бабушка, а настоящей матерью является «старшая сестра», Джеку Николсону сообщили репортеры журнала «Тайм» в 1974-м, когда ни одной из них уже не было в живых.

Именно детством, прошедшим в обществе женщин, зависимостью от них и отсутствием позитивного примера отца доморощенные эксперты и профессиональные психоаналитики будут объяснять и ненасытный сексуальный аппетит Джека Николсона, и его полную несостоятельность в качестве мужа. Вскоре после рождения своего сына-внука пристрастился к алкоголю, покатился по наклонной и был изгнан из семьи (либо покинул ее сам) Джон Николсон…

Полную версию материала читайте в журнале Личности №117/2018

Другие номера издания «Личности»

№ 118/2018
№ 116/2018
№ 115/2018
№ 114/2018
№ 113/2018
№ 112/2017