Личности 117/2018

Роман Евлоев

ХОСЕ РАУЛЬ КАПАБЛАНКА: ПОСЛЕДНИЙ МАЭСТРО

Непобедимый в глазах соперников, неотразимый в глазах поклонниц – любые победы давались Хосе Раулю Капабланке удивительно легко.

Эта легкость его и погубила, ведь гений человека – одновременно и его рок…

Хосе Рауль Капабланка-и-Граупера родился 19 ноября 1888 года в Гаване. Согласно распространенной легенде, его мать, Мария Граупера, очень хотела дочку, и первые годы жизни обращалась с сыном как с девочкой – он бегал по кубинской столице в платьице и с длинными локонами. Впрочем, учитывая профессию и нрав его отца, офицера испанской армии Хосе Марии Капабланки, эта история может оказаться очередным розыгрышем, которыми славился маэстро.

Так, в одном из интервью он поведал, что играть в шахматы научился в возрасте четырех лет, пока наблюдал за партией своего отца с сослуживцем. Заметив, что Капабланка-старший сделал неправильный ход конем, сын якобы поднял его на смех и назвал плутом. После небольшой ссоры отец потребовал подтвердить его слова делом и… два раза подряд проиграл отпрыску.

Уже к 1920 году сам Хосе Рауль называл эту историю фантазией. Однако доподлинно известно, что именно в упомянутом возрасте Хосе Мария отвел сына в «шахматное Эльдорадо» – знаменитый Гаванский шахматный клуб. Завсегдатаи приняли мальчика очень тепло, опытные игроки, чтобы уравнять шансы, охотно снимали со своей стороны доски фигуру, а то и две. Хосе Рауль отнюдь не гнушался форы и никогда не упускал возможности развить стартовое преимущество в победу.

Местные корифеи воспринимали поражения от ребенка с восторженным энтузиазмом – какая смена растет! Вскоре из этой чаши испил и гастролировавший по Новому Свету известный французский маэстро Жан Таубенгауз, дважды проигравший гаванскому вундеркинду. Впоследствии Таубенгауз частенько похвалялся, что, дескать, был «единственным шахматистом, дававшим Капабланке ферзя форы».

В 1896 году семья на три года покинула Гавану. Их возвращение совпало с визитом в столицу Кубы известного американского мастера Гарри Пильсбери, который давал сеанс одновременной игры на шестнадцати досках… вслепую! «Игра Пильсбери буквально наэлектризовала меня и, с согласия родителей, я стал вновь посещать Гаванский шахматный клуб, – вспоминал Капабланка, – в его атмосфере не прошло и трех месяцев, как я достиг силы первой категории».

Столь стремительный прогресс не мог остаться незамеченным. Чтобы испытать силу юного собрата, гаванские шахматисты организовали ему встречи с лучшими кубинскими мастерами. Капабланка обыграл всех, уступив только действующему чемпиону страны Хуану Корцо, которому, к вящему разочарованию болельщиков, Хосе Рауль проиграл обе партии.

Поклонники Капабланки (а у «одиннадцатилетнего маэстро» образовался настоящий фан-клуб) считали, что главной причиной поражения стало обыкновенное невежество. Мальчик играл по наитию, без опоры на теорию и опыт предшественников. По его собственному признанию, до 12 лет Капабланка «ничем всерьез не интересовался и имел об игре весьма посредственное представление». Один из старших товарищей подарил мальчику несколько учебников, по которым тот мог бы лучше подготовиться к предстоящему противостоянию с Корцо.

Официальный матч-реванш состоялся в ноябре 1901 года. Тринадцатилетний Капабланка сел за доску с твердой уверенностью в превосходстве значительно более искушенного соперника и ожидаемо быстро проиграл первые две партии. Трудная ничья в третьей игре – малый, но успех! – приободрила Хосе Рауля, помогла собраться с духом и обратить свои слабости в преимущества.

Самоуверенность и безусловная вера в незыблемость шахматных авторитетов прошлого сослужили чемпиону дурную службу. В одной из партий Корцо попенял мальчику на «ошибку»: «По теории, молодой человек, вам следовало сходить вот так», – на что Капабланка только пожал плечами. И не зря: сделанный им тогда ход по сей день считается наилучшим возможным решением позиции.

Корцо сумел вырвать еще только пять ничьих, прежде чем Хосе Рауль набрал необходимые для победы четыре очка. «Это сделало меня, по крайней мере, морально, чемпионом Кубы», – писал Капабланка в спортивной автобиографии. На формальном первенстве страны, в котором Капабланка участвовал один-единственный раз в следующем году, он занял лишь четвертое место. Блестящий результат для любого юноши, но даже много лет спустя, уже будучи чемпионом мира, Хосе Рауль оставался им недоволен.

Летом 1904 года, сразу после окончания школы, Хосе Рауль переехал в Нью-Йорк. Близкий друг семьи дон Рамон Пелайя определил юношу в хороший пансион, чтобы он мог подтянуть свой английский и подготовиться ко вступительным экзаменам в Колумбийский университет. Попутно Капабланка увлеченно изучал математику, посещал анатомический театр, исторический музей и лекции по философии, мечтал выучиться играть на скрипке и серьезно занимался атлетикой – словом, охотно заглядывал во все двери, распахнутые перед юным провинциалом Городом, который никогда не спит.

Два года спустя Хосе Рауль поступил на химико-инженерный факультет Колумбийского университета. Вступительные испытания не составили для него особых трудностей – с экзаменом он управился всего за час вместо положенных трех, набрав девяносто девять баллов из ста...

Полную версию материала читайте в журнале Личности №117/2018

Другие номера издания «Личности»

№ 118/2018
№ 116/2018
№ 115/2018
№ 114/2018
№ 113/2018
№ 112/2017