Личности 118/2018

Яна Дубинянская

АФРА БЕН, КОТОРАЯ НАУЧИЛА ЖЕНЩИН ГОВОРИТЬ

«Теперь уже любая девушка могла пойти к родителям и заявить: ‟Вам не нужно давать мне на расходы, я сама заработаю пером”. Конечно, еще долгие годы перед ней захлопывали дверь с криком: ‟И жить будешь, как эта Афра Бен? Только через мой труп!” (…)

Дождем цветов должны осыпать женщины надгробье Афры Бен, которое со скандалом, но весьма точно оказалось в Вестминстерском аббатстве, ибо это она, авантюристка и любовница, добилась для них права говорить в полный голос. Это она позволяет мне сегодня предложить вам: попытайтесь-ка зарабатывать самостоятельно пятьсот фунтов в год»

Вирджиния Вулф. «Своя комната»

Об этой женщине мало что известно достоверно, и «беноведы» (в Англии есть такое литературоведческое направление) не без оснований считают, что она мистифицировала будущих биографов намеренно. Есть сведения, что родилась Афра Бен в 1640 году (разные источники называют даты 10 июля и 14 декабря, но Британская энциклопедия не рискует точно утверждать даже и год) близ Кентербери, графство Кент. Современники писательницы называли как разные топонимы места ее рождения (селения Уай или Хаблдаун), так и имена ее родителей: Джон Эмис и его жена Эми, а может, супруги Куперы.

Магистральной является версия, изложенная в «Жизнеописании и мемуарах миссис Бен», автором которых считают либо ее близкого знакомого, дворянина Томаса Коулпипера, либо склонного к мистификациям литератора Чарлза Джилдона – а подписался автор «особой женского пола», близкой подругой героини. Согласно этой версии, родителями девочки были Элизабет Джонсон, которая служила нянькой в семье Коулпиперов, и ее муж, цирюльник Бартоломью Джонсон. Эффри (Афра) была их средним ребенком, у нее имелись старшая сестра Фрэнсис и младший брат Джордж.

Но знаменитой женщине той эпохи была необходима тайна. И возникла легенда, что Джонсоны только воспитали эту девочку – на самом деле, конечно, знатного происхождения, незаконную дочь некой леди, пожелавшей остаться неизвестной. Время было неспокойное: в год рождения Эффри в Англии кончилась более-менее стабильная эпоха абсолютистского правления короля Карла I.

Гражданская война расколола страну на сторонников короля, которые были прихожанами официальной англиканской церкви, и мятежников-пуритан, восставших в ответ на правительственные репрессии и провозгласивших республику. Графство Кент стало последним оплотом роялистов, эти люди окружали Эффри с детства и, по-видимому, сформировали ее монархическое мировоззрение, верной которому она оставалась всю жизнь. Не столь важно, была ли она сама аристократкой по крови или просто восхищалась утонченными гонимыми дамами, пытаясь им подражать. Эффри получила неплохое для девочки ее круга образование, грамотно писала, знала французский, как минимум на базовом уровне ориентировалась в классических языках, играла на флейте. Есть версия, что воспитана она была в католической вере и даже собиралась уйти в монастырь.

В 1649 году Карл I был обезглавлен. Королем провозгласили его сына Карла, который находился в эмиграции в Париже, но ничего похожего на власть и королевство у этого юноши не было. Как жили Эффри Джонсон и ее семья в годы британской Республики и затем диктатуры Оливера Кромвеля, точно не известно. Можно предположить, что они хранили верность королю, за что и были впоследствии вознаграждены.

В 1660-м, после смерти лорда-протектора Кромвеля и низложения его сына Ричарда генерал Джордж Монк, в чьих руках оказалась реальная власть, призвал Карла II вернуться на престол. В стране произошла Реставрация, и вскоре Бартоломью Джонсон получил неожиданное для цирюльника назначение – генерал-губернатором «нескольких островов, помимо Суринама».

И в 1663 году вместе с семьей отправился за океан.

Суринам был одной из новых колоний Британской империи в Южной Америке. Некоторые биографы сомневаются, была ли там Афра на самом деле или задним числом выдумала этот экзотический эпизод своей биографии. Это могло понадобиться ей, чтобы придать больше достоверности ее роману «Оруноко» с его тщательно прописанными реалиями колониальной жизни: писательница утверждала, будто была лично знакома с прототипом главного героя, чернокожим красавцем-невольником царских кровей. Но большинство беноведов все же склоняются к тому, что в Суринаме она действительно была – прожила несколько месяцев или даже пару лет. Считается, что именно там она впервые взялась за перо, написав пьесу «Юный король» в духе Кальдерона.

Правда, в архивах нет упоминаний о Бартоломью Джонсоне среди английских чиновников в южноамериканских колониях. Но пояснение тому найдено: отец Афры скоропостижно скончался еще на корабле, и семья прибыла в Суринам без него (этот эпизод вскользь упомянут в романе «Оруноко», и его считают автобиографическим). По-видимому, Джонсонам удалось как-то устроиться в колонии, но когда появилась возможность, они отправились назад в Англию. Суринам же в 1667 году был передан Нидерландам в обмен на Новый Амстердам (нынешний Нью-Йорк) и долгое время оставался голландской колонией.

Ко времени поездки в Суринам Афре было двадцать с небольшим. Логично предположить, и биографы это делают, что там, среди южноамериканской экзотики, она была влюблена. Возможно, именно в колонии она познакомилась с молодым эмигрантом Уильямом Скоттом, сыном Томаса Скотта – одного из «цареубийц», голосовавших за казнь Карла I, который при Кромвеле руководил английской разведывательной службой, а в 1660 году был казнен. Согласно романтической версии, между молодыми людьми вспыхнул роман в лучших традициях эпохи. Они называли друг друга именами любовников из модного тогда романа Оноре д’Юрфе «Астрея». Увы, вскоре влюбленным пришлось расстаться: Афра-Астрея вернулась в Англию, Уильям-Селадон отправился в Нидерланды, где жили в эмиграции многие сторонники Кромвеля...

Другие номера издания «Личности»

№ 117/2018
№ 116/2018
№ 115/2018
№ 114/2018
№ 113/2018
№ 112/2017