Личности 118/2018

Марина Ливанова

АЛЕН БОМБАР: ПО СВОЕЙ ВОЛЕ

«Я устал и больше всего мечтаю о горячей ванне, непромокаемой обуви, сухой постели, жареном цыпленке и литре пива…»

Он никогда не позиционировал себя как экстремала, отважного мореплавателя, рискового парня. В каждой строчке своей знаменитой книги «За бортом по своей воле» французский врач Ален Бомбар подчеркивал: он – точно такой же, как и любой из нас. И если он сумел выжить, сумел доплыть до другого берега океана, то это под силу кому угодно.

«Потерпевший кораблекрушение, всегда будь упрямей, чем море, – и ты победишь!»

Ален Бомбар родился 27 октября 1924 года в Париже. Инженер Гастон-Луи Бомбар и его жена Мари-Жанна Стодел дали сыну хорошее образование: он учился в старинной парижской школе Эколь Эльзасьен, затем в лицее Генриха IV. На каникулы семья ездила в Бретань, и там Ален впервые увидел море.

Он с детства научился великолепно плавать и впоследствии даже участвовал в заплыве через Ла-Манш. В заливе Аркуэст, где Бомбары обычно отдыхали, имелся центр парусного спорта: членами его клуба были многие французские интеллектуалы, в том числе Жан-Батист Перрен, Мария Кюри и Фредерик Жолио. Увлекся парусами на всю жизнь и юный Бомбар.

Когда началась Вторая мировая, семья уехала из оккупированного Парижа на север Франции, и школу Ален заканчивал в бретанском городке Сен-Брие. В Амьене он начал учиться медицине, окончив образование уже после войны в Париже. Интернатуру проходил в госпиталях Амьена и Булони.

Именно здесь, в городе Булонь-сюр-Мер, где Ален Бомбар жил и работал с 1949 года, весной 1951-го произошла трагедия, перевернувшая его сознание.

Когда в госпиталь сообщили, что небольшой рыболовецкий траулер ‟Нотр-Дам-де-Пейраг” потерпел крушение, налетев на мол Карно при входе в залив, дежурный интерн Ален Бомбар не слишком встревожился – недалеко от берега, погода тихая, на мол вполне реально взобраться – и готовился оказывать пострадавшим первую помощь. И был потрясен, когда увидел в машине спасательной службы гору трупов.

«Сорок три человека, наваленные друг на друга, словно растерзанные марионетки, лежали передо мной – все босиком и все в спасательных поясах. Наши усилия не привели ни к чему: нам не удалось вернуть к жизни ни одного. Ничтожный просчет, а в результате – сорок три трупа и семьдесят восемь сирот. Мне кажется, что именно тогда я полностью осознал весь трагизм крушения на море и что именно этот случай зародил во мне идею, которая в дальнейшем привела к экспедиции на ‟Еретике”».

Еще во время учебы студента-медика Алена Бомбара интересовала тема возможностей и выносливости человеческого организма, он много читал о выживших во время голода, об узниках концлагерей, об участниках полярных экспедиций. После трагедии в Булони он начал собирать информацию о кораблекрушениях с многочисленными человеческими жертвами: «Титаник», плот «Медузы». Сопоставляя данные, молодой врач пришел к выводу: люди в своем большинстве погибали гораздо раньше, чем исчерпывали все резервы организма и возможности спастись. Как и в случае с крушением траулера, жертв могло бы быть гораздо меньше – если б этим людям удалось сохранить самообладание и присутствие духа.

«Жертвы легендарных кораблекрушений, погибшие преждевременно, – писал Бомбар, – я знаю: вас убило не море, вас убил не голод, вас убила не жажда! Раскачиваясь на волнах под жалобные крики чаек, вы умерли от страха».

Короткие отпуска Ален Бомбар проводил активно, чаще всего на море. В сентябре 1951 года вместе с другом Жаном Ван Хемсбергеном, партнером по заплыву через Ла-Манш, они испытывали новую спасательную резиновую лодку. Разыгралась непогода, обратный путь пришлось сначала отложить, а затем все-таки отправиться в шторм – в госпитале молодого врача уже хватились. Именно в этом небольшом, но все же опасном плавании у Алена Бомбара возникла идея путешествия, которое бы имитировало обстоятельства потерпевших кораблекрушение: резиновая лодка на волнах, минимум полезных вещей и никаких съестных припасов.

На французском берегу, куда друзья пристали, благополучно преодолев Ла-Манш, их уже поджидали сотрудники спасательной службы, и один из высокопоставленных чинов этого ведомства, голландец, стал меценатом Алена Бомбара. Из-за возникших в дальнейшем между ними разногласий имени этого человека Бомбар впоследствии ни письменно, ни устно не упоминал, но сначала они прекрасно поладили и загорелись идеей экспедиции-эксперимента. Меценат назначил Бомбару стипендию, позволившую ему уйти из госпиталя и уже 17 октября устроиться в лабораторию Океанографического музея в Монако.

Здесь Бомбар провел серьезную исследовательскую работу, изучая биохимический состав морской воды, рыбы и планктона на предмет питательных веществ, необходимых для поддержания жизнедеятельности человека. Его выкладки убедительно доказывали: море может предоставить человеку все, что ему нужно, чтобы выжить: рыба содержит достаточно белков, жиров и микроэлементов, а с помощью планктона можно восполнить недостаток витаминов; разве что с углеводами в море проблема, но их организм способен и синтезировать – правда, для этого необходима вода.

Главный дискуссионный момент состоял в том, можно ли потерпевшему кораблекрушение пить морскую воду. Широко бытовавшего мнения, будто это смертельно опасно, Ален Бомбар как врач не разделял: по его мнению, пить морскую воду в небольших количествах было допустимо, главное – делать это только в первые несколько дней, до того, как наступит обезвоживание организма…

Полную версию материала читайте в журнале Личности №118/2018

Другие номера издания «Личности»

№ 117/2018
№ 116/2018
№ 115/2018
№ 114/2018
№ 113/2018
№ 112/2017