Личности 118/2018

Елена Бутакова

ЖАННА ДЕ ЛАМОТТ: БОГ ШЕЛЬМУ МЕТИТ

Существует расхожее мнение, что прообразом коварной Миледи в «Трех мушкетерах» Александра Дюма, роль которой в советской экранизации романа блестяще исполнила Маргарита Терехова, послужила Жанна де Сен-Реми де Валуа, графиня де Ламотт. На самом деле прообразом Миледи была совершенно другая женщина, к тому же история с подвесками и история с ожерельем – события разных столетий.

Что же касается Жанны де Ламотт, то она, несомненно, оставила заметный след в истории, хоть и не славный: замыслила и осуществила авантюру, названную «самым большим обманом XVIII века». Кража сказочной красоты и сказочной же стоимости бриллиантового ожерелья очернила имя первых лиц Франции и отчасти повлияла на историю государства

Предприимчивость, изобретательность, хладнокровие, присущие Жанне де Ламотт, едва ли были унаследованы ею от матери – Мари Жоссель, чьим единственным достоинством была привлекательная внешность. И не от отца – Жака де Сен-Реми, по некоторым версиям, правнука бастарда короля Генриха II и его фаворитки Николь де Савиньи, которого все больше затягивала отупляющая жизнь среди грубых и необразованных людей. Пойдя против воли отца и настояв на браке с беременной от него горничной, он совершил ошибку: союз с ограниченной и жестокой женщиной только усугублял его деградацию. Из шестерых детей Жака и Мари, появившихся на свет в Фонтете (округ Бар-сюр-Об, Шампань), выжили трое – сын Жак и дочери Жанна, родившаяся 22 июля 1756 года, и Марианна.

Небезразличные соседи проявляли о них, полуголодных и босых, больше заботы, чем нерадивые родители. Живя подаяниями, дети, тем не менее, с малолетства постоянно слышали разговоры о связях своей семьи с королевским родом Валуа (что не мешало Жаку де Сен-Реми промышлять браконьерством в лесах соседей). Огромные поместья, некогда принадлежавшие его предкам, постепенно сокращались в размерах – часть их ушла на покрытие текущих расходов, часть попала в руки кредиторов.

Однако потеря владений лишь раззадоривала неутоленные амбиции вульгарной жены Жака де Сен-Реми – в построенных ею воздушных замках она видела себя по меньшей мере баронессой. Под ее давлением в 1761 году семейство вместе с детьми отправилось в столицу добиваться «восстановления в правах». По пути родители решили облегчить себе жизнь, оставив младшую дочь во дворе расположенной неподалеку богатой фермы.

В Париже они переезжали из одного пригорода в другой, пока не обосновались в Булони, в то время – маленькой деревне на берегу Сены. День проходил за днем, месяц за месяцем, все силы главы семьи уходили на то, чтобы просто ее прокормить, не говоря уже об удовлетворении каких-то генеалогических претензий. Однажды Жака арестовали за неоплаченный счет у пекаря, и в заключении, продолжавшемся шесть недель, он серьезно заболел. Благодаря усилиям соседей его освободили, однако 16 февраля следующего года он умер. Через несколько дней после его смерти у вдовы родилась еще одна дочь, а вскоре она вместе с детьми перебралась в Версаль. Милостыня, которую мать заставляла просить Жанну, стала основным источником их существования. Если малышка приносила домой менее установленной в день суммы, ее ожидали жестокие побои. Как-то раз Мари, сказав, что вернется через неделю, уехала, однако не вернулась и по прошествии пяти. Именно тогда брошенным сиротам, доведенным до нищеты, и встретилась чета Буленвилье.

В 1764 году карета маркиза и маркизы Буленвилье на дороге из Парижа в Пуасси обогнала детей, одетых в обычные для побирушек лохмотья. Вельможи остановились, и на их вопрос, кто они и откуда, старшая девочка произнесла, видимо, давно заученный текст: «Добрые господа, молитесь, пожалейте бедных сирот, происходящих от Генриха II Валуа, короля Франции!» Добросердечная маркиза подобрала их, а наведя справки и услыхав подтверждение этих слов, взяла заботу о сестрах на себя и определила всех троих в школу-интернат в предместье Парижа. Через два года самая младшая девочка умерла от оспы. Жанна же пробыла в интернате несколько лет, но когда она подросла и ей стали поручать работу для слуг, девочка, воспитанная в твердом убеждении, что в ее жилах течет голубая кровь, взбунтовалась.

Три года после этого она обучалась швейному делу у парижской модистки, а затем с жалобами на плохое здоровье покинула мастерскую и вернулась к своим опекунам Буленвилье. Под их крышей Жанна жила недолго – хозяин дома стал оказывать ей чересчур настойчивые знаки внимания, и маркиза отправила ее с сестрой Марианной в находившийся неподалеку монастырь Лоншан.

Тем временем брат девушек, Жак, который (также благодаря протекции маркизов) стал военным моряком, раздобыл бумаги, подтверждавшие их принадлежность королевской династии Валуа. При поддержке своих влиятельных друзей (маркиза де Шамбера и господина д’Озье де Сериньи) он получил надлежащие документы и был представлен Людовику XVI, недавно занявшему престол. Жака стали называть бароном де Валуа, Жанну – мадемуазелью де Валуа, а Марианну – мадемуазелью де Сен-Реми. Каждому из них была назначена небольшая пенсия (Жаку, как военному моряку – наградные в размере 4 тысячи франков).

Сестрам была уготована судьба монахинь, однако они предпочли вернуться в Фонтет, где  им стал доступен самый широкий спектр развлечений, в том числе и в домах дворян. Формальные почести, оказанные отпрыскам де Сен-Реми, не наполнили их карманы, и на родину Жанна и Марианна приехали лишь с одной сменой белья. Одна из местных горожанок, сердобольная мадам де Сюрмон, тронутая бедственным положением девушек благородного происхождения, ютившихся в убогом пансионате, пригласила их погостить в своем доме, пока они не подыщут жилье поприличнее. Она даже подарила им кое-что из своей одежды (которая вряд ли пришлась бы им впору, поскольку мадам обладала пышными формами). Однако уже на следующее утро сестры явились к ней в новых платьях – посвященная переделке туалетов бессонная ночь принесла ошеломляющий результат…

Другие номера издания «Личности»

№ 117/2018
№ 116/2018
№ 115/2018
№ 114/2018
№ 113/2018
№ 112/2017