Личности 118/2018

Наталия Кравцова

ИОСИФ ТИМЧЕНКО: СУММА СЧАСТЬЯ И ПЕЧАЛИ

«Меня всю жизнь тянула неведомая сила к познаниям законов природы, и теперь эта сила толкает меня представлять в своем воображении более правильное миросоздание неограниченной Вселенной», – писал он уже на склоне лет.

Ни лишения, ни жестокие удары судьбы, ни черная неблагодарность не смогли угасить этот прометеев огонь. Он действительно был человеком уникальным – там, где любой другой просто ожесточился бы и махнул рукой, Тимченко не сдавался до последнего

Иосиф Андреевич Тимченко не придавал особого значения патентам – и, возможно, напрасно. Но для него в первую очередь была важна возможность познавать мир, творить, изобретать – и перед этим на второй план отступало все остальное. Сохранность его драгоценных приборов для него была важнее даже надежды вернуть национализированное после революции имение и оставить его детям, любимому сыну… А что значили для человека с крестьянской жилкой, родившегося еще в крепостной зависимости, выстроенный по собственным чертежам добротный господский дом, прикупленные пахотные земли, любовно разведенные им сады, легко себе представить.

Трогательно радовался Иосиф Андреевич проявленному хорошему отношению, уважению, признанию его заслуг. Сотрудники по университету это знали, и потому в 1920 году группа профессоров возбудила ходатайство об избрании Тимченко почетным членом Новороссийского университета. Из документов об образовании у него имелось только свидетельство об окончании сельской церковноприходской школы. А его заслуги – и то далеко не все! – подтверждали награды, полученные им на международных выставках, и бесчисленные благодарности тех людей, с кем и для которых Тимченко работал.

…К торжественному дню следовало подать curriculum vitae, жизнеописание. Иосиф Андреевич, взяв один из уцелевших напечатанных еще «при царе» бланков своей знаменитой мастерской, принялся аккуратно переписывать с черновика: «Родился я 26-го ноября 1851 года в деревне Окоп Удянской волости Харьковского уезда и Харьковской губернии…»

Село Окоп, в настоящее время совершенно обезлюдевшее, и полтораста лет назад большим не было, а состояло из немногих утопающих в садах хуторков – по данным на 1864 год их насчитывалось всего 6, и проживал там 31 человек.

Родители Иосифа были людьми неграмотными, но к отцу, сельскому сапожнику, за советом хаживали многие, что позволяет считать его хорошим хозяином: плохого уважать бы не стали. В семье росли семеро детей, Иосиф был старшим. Видимо, «мозговитость» его и «исправность» были замечены с детства, и хотя помощь в хозяйстве старшего сына наверняка была очень нужна, отец отдал первенца в церковноприходскую школу в соседнем селе, когда ему пошел одиннадцатый год. Через три года мальчик закончил ее с отличием.

В 15 лет Иосифа отвезли в Харьков, где его дядя, брат матери, работал приказчиком в книжном магазине. Подростка взяли в качестве ученика в мастерскую оптика Двора Его Императорского величества и поставщика Харьковского университета Александра Николаевича Эдельберга. Этот человек был не просто очень известен в обществе – к тому времени он уже был знаменит и высочайше признан: в его доме по приезде в Харьков останавливался сам император.

Тот факт, что Иосифа взяли в эту мастерскую, свидетельствует о многом. В поле зрения работодателя новенький попал очень быстро. Уже через год, когда мастерская приняла заказ от Полтавской меновой палаты на 12 астролябий (инструментов, служивших для измерения горизонтальных углов и определения широт и долгот небесных тел), Эдельберг включил Тимченко в группу по их изготовлению.

Заказчик, получив приборы и отметив незначительные недостатки, с особой похвалой отозвался об одном, выполненном безупречно, – и именно он был сделан Иосифом. Похвалы в его адрес и упреки остальным привели ко вполне закономерному результату – некоторые мастера злились, донимали и даже избивали младшего, но в итоге драчуны были уволены, а нашего героя хозяин назначил старшим. Теперь ему уже полагались отдельная комната и лучший стол: трудолюбие и успехи в мастерской Эдельберга поощряли вполне ощутимо, создавая у работников материальную заинтересованность.

Уже в 1872-м, то есть когда молодому мастеру исполнился 21 год, ему было поручено изготовление геодезических приборов, а также, как выразился в своем жизнеописании сам Иосиф Андреевич, «других… фантазий по части комнатных аквариумов и террариумов» для Московской политехнической выставки.

Все было готово в срок, и Тимченко отрядили сопровождать экспонаты, наблюдать за их исправностью, сохранностью и давать пояснения посетителям. Выставка длилась три месяца и была международной: из двенадцати тысяч представленных на ней экспонатов две тысячи были зарубежными.

У Эдельберга Тимченко работал седьмой год. Он давно добился признания своих способностей, имел стабильный заработок, то есть смог занять довольно прочное положение. Ему было двадцать с небольшим, по сельским меркам, возраст, вполне пригодный для женитьбы. И он женился – на совсем юной Анастасии, которую, согласно семейному преданию, встретил в Харькове. В 1874-м молодые уже ждали первенца.

В свободное от работы время Иосиф посещал университетские лекции, «уважая ученых людей», свел знакомство со многими студентами, и один из них, Вильгельм Яновский, подбил своих молодых товарищей отправиться в Америку, организовать там русскую колонию, жить на принципах равенства и братства и спасать угнетаемых индейцев (надо сказать, подобные настроения были популярны – правда, уже больше среди подростков, а не людей взрослых, – и полвека спустя)…

Полную версию материала читайте в журнале Личности №118/2018

Другие номера издания «Личности»

№ 117/2018
№ 116/2018
№ 115/2018
№ 114/2018
№ 113/2018
№ 112/2017