Личности 120/2019

Яна Дубинянская

МЭРИЛ СТРИП: ЕЙ К ЛИЦУ

Когда Мэрил Стрип исполнилось сорок лет, она получила сразу три сценария, где ей предлагали роли ведьм, – а и правда, кого еще играть женщине после сорока?

От тех сценариев актриса, конечно, отказалась. И сыграла еще множество интересных, глубоких и сильных ролей. Более того – в том, что такие роли вообще появились, а голливудские продюсеры поняли, что истории женщин в возрасте могут быть интересны зрителям, – немалая заслуга Мэрил Стрип, актрисы, которая может на экране все.

В шестьдесят пять она все-таки сыграла ведьму!

Согласно семейной легенде, когда предки актрисы, испанские евреи, в XV веке бежали в Голландию, то, не зная языка, они подписывались черточкой – по-голландски «streep». Правда, ее прадеда, иммигрировавшего в Соединенные Штаты из Германии, звали несколько иначе – Годфрид Стриб, окончание фамилии изменилось уже за океаном. По другой линии отец нашей героини, фармацевт Гарри Стрип-младший, имел швейцарские корни. Мать, художница Мэри Вилкинсон, – английские, немецкие и ирландские, ее предки были среди первопоселенцев Америки. Их дочь Мэри Луиза (сокращенно Мэрил) Стрип родилась в городке Саммит, штат Нью-Джерси, 22 июня 1949 года. Позднее появились на свет два ее младших брата.

Детство Мэрил прошло в городке Баскин-Ридж, Нью-Джерси, где она училась в начальной школе. Актерствовала она с раннего детства. «Мне нравилось представлять себя в образе старой женщины, – вспоминала актриса. – Я брала мамин карандаш для глаз и рисовала линии на своем лице. У меня до сих пор хранится фотография, где я, 10-летняя девочка, съежившись, сижу в кресле с невероятно печальным выражением лица – так сказать, пребывая в образе».

В десять лет Мерил впервые вышла на школьную сцену в рождественской постановке, где играла Деву Марию, с истовой любовью прижимая к себе куклу-младенца. А весной 1962 года сыграла роль в школьном спектакле под названием «Семья наверху». Одноклассница, изображавшая в спектакле ее мать, позже шутила: «Я играла на одной сцене с Мэрил Стрип!» И рассказывала, как подружка однажды подговорила ее на уроке истории с новым молоденьким преподавателем говорить с акцентом, изображая иностранок, которые американскую историю не знают и знать не могут. За этот фокус обеим девчонкам влетело; но впоследствии имитация различных акцентов стала визитной карточкой Мэрил Стрип.

В 1963-м семья переехала в город Бернардсвилль того же штата, где Мэрил окончила среднюю школу. В школьных постановках она выступала и здесь, хорошо пела и несколько лет брала уроки оперного вокала – но, как она вспоминала позже, была слишком юной и не понимала того, что пела, а потому вокал в итоге забросила.

В подростковом возрасте Мэрил, полноватая девочка в очках и с брекетами, с темно-русыми непослушными волосами и длинным носом, казалась себе гадким утенком. И в один прекрасный момент решила все изменить.

«Я буквально совершила революцию! Я перекрасилась в блондинку, сняла с зубов скобки, вставила линзы и стала королевой красоты».

Семнадцатилетняя красотка Мэрил Стрип уже была популярной личностью в классе, чирлидером школьной спортивной команды и увлекалась философией хиппи – магистральным движением молодежи шестидесятых, времен свободы. Окончив школу, Мэрил вместе с хипповой компанией (большинство своих попутчиков она видела впервые в жизни) совершила путешествие по Америке автостопом, чего своим детям, утверждала Мэрил Стрип десятилетиями позже, ни за что бы не позволила. Из поездки она вернулась с твердым намерением стать актрисой.

Мэрил отправилась в Нью-Йорк и поступила в колледж Вассар по специальности «драма», где одной из преподавательниц была комедийная актриса раннего Голливуда Джин Артур, которая сразу разглядела потенциал будущей звезды. Один семестр Мэрил, как лучшая студентка, проучилась по обмену в элитном Дартмуртском колледже, а получив в 1971 году бакалаврский диплом, подала документы на магистерский курс в Йельскую школу драмы.

 Ее однокашники вспоминали, как на первом курсе преподаватель задал студентам этюд: сыграть самоубийство. Большинство юных актеров «стрелялись», «вешались» или «принимали яд» – а Мэрил Стрип разыграла драму девушки, которая умирает, сделав сама себе аборт. Об этом этюде ходили легенды, и в обиход студентов вошел образованный от ее фамилии глагол «streep up» – прыгнуть выше головы в профессиональном смысле.

Сама она поступала именно так. За обучение юная Мэрил платила сама, подрабатывая машинисткой и официанткой, – всю жизнь она гордилась тем, что когда-то могла одновременно обслуживать восемь столиков. Но в какой-то момент все же надорвалась, заработала язву желудка и даже попыталась бросить все, перейти учиться на обычный юридический факультет… но увы, проспала экзамен. Тогда же она отказалась от идеи заработать на пластическую операцию и укоротить себе нос, осознав, что ее индивидуальность – отнюдь не в смазливом личике.

В Йеле Мэрил Стрип играла в пьесах Шекспира, Кристофера Дюранга, Альберта Иннаурато, исполняла роли характерные и даже возрастные. «В начале каждого месяца мы выстраивались в линейку, – вспоминала она, – и преподаватель выбирал, кто будет играть роли. Из всего класса выбирали всегда одних и тех же. Я всегда была в их числе. Таким образом, между мной и моими менее везучими подругами постепенно нарастало напряжение».

Однокашницей Мэрил Стрип в Йеле была Сигурни Уивер, которая встречалась с парнем с другого факультета, интригуя подруг. Мэрил тогда так и не познакомилась с ним – студентом-художником Доном Гаммером, своим будущим мужем.

Она окончила Йельскую школу драмы в 1975-м и отправилась покорять Бродвей...

Другие номера издания «Личности»

№ 123/2019
№ 122/2019
№ 121/2019
№ 119/2018
№ 118/2018
№ 117/2018