Личности 121/2019

Яна Дубинянская

НИКОЛАЙ СКЛИФОСОВСКИЙ: СТЕРИЛЬНЫЙ СКАЛЬПЕЛЬ

«Вижу, как теперь, на обходах палат эти зияющие раны, покрытые серым налетом, из которых торчит пучок красных лигатур, ежедневно подергиваемых ординатором, чтобы убедиться, не «отходят ли» они; вижу эти блюдечки с сомнительным ‟деревянным” маслом, в котором смачиваются кружки корпии и турунды, эти подносики с разложенными на них компрессиками и лонгетами из ‟старого” белья, эти цинковые клистирные трубки, из которых сильной струей настоя ромашки ‟прошпринцовывают” раны и затеки; вижу испуганные лица больных с горящими от ‟травматической” лихорадки глазами, с ужасом смотрящих на ординатора, вошедшего на обход…»

Так вспоминал современник типичную картину российской больницы, не знавшей антисептики, эпохи «до Склифософского».

При нем все стало совершенно иначе

Хутор, где родился мальчик, назывался Карантин. Здесь, неподалеку от города Дубоссары Тираспольского уезда (ныне непризнанная Приднестровская Молдавская Республика), располагалась карантинная станция, где проверяли продукты, ввозимые на территорию Херсонской губернии из балканских стран. На станции работал письмоводителем Василий Павлович Склифосовский, обедневший дворянин с греческими корнями: еще его отец носил фамилию Склифос, которую Склифосовский-старший русифицировал, приняв миропомазание в дубоссарской церкви. Детей в семье письмоводителя и его жены Ксении Михайловны, урожденной Платоновой, было двенадцать. Сын Николай, девятый по счету, появился на свет 25 марта (6 апреля) 1836 года. По семейной легенде, в год его рождения отец посадил дубы, которые сохранились до сих пор.

Начальное образование Николай получил дома – отец обучал многочисленных отпрысков не только грамоте, но и основам естественных наук на примере работы карантинной службы. Времена были тяжелые: по югу империи прокатилась эпидемия холеры, затем тифа. Овдовев, Василий Склифосовский окончательно перестал сводить концы с концами и отдал младших детей, в том числе и Николая, в одесский сиротский дом. Через несколько лет отец тоже умер – наш герой был еще малолетним.

В Одессе Николай поступил в только что открывшуюся 2-ю мужскую гимназию, которую закончил в 1854 году с серебряной медалью. Медаль давала льготы при поступлении в университет, а с будущей профессией юноша уже определился. В Императорском Московском университете он держал вступительные экзамены на медицинский факультет и сдал почти все на «отлично», четверки получил только по физике и зоологии.

Зачислили его на казенный счет, да еще как сирота Николай получал стипендию от одесского Приказа общественного призрения, правда, ее с трудом хватало на проживание в Москве, к тому же выплаты постоянно задерживали.

«Московскому университету обязан я своим образованием, своим развитием, оттуда вынес я те идеалы, которые постоянно были светочами на пути моей практической деятельности», – писал позже Николай Склифосовский.

Преподавателями юного Склифософского в Московском университете были профессора и практикующие хирурги Федор Иноземцев, первым в России применивший обезболивание эфиром во время операции, и Василий Басов, родоначальник клинико-экспериментального направления в практической хирургии. Относительно медицинской специализации колебаний у Николая не было.

Рассказывали, что студент-медик Склифосовский дважды за время обучения падал в обморок. Первый раз традиционно – при виде крови, оказавшись на реальной хирургической операции. А во второй – после нескольких часов дополнительных занятий в секционной анатомичке, где была плохая вентиляция; отличника в глубоком обмороке обнаружили однокашники (по другой версии, этот случай произошел уже во время его работы в одесской больнице).

В 1859 году Николай окончил университет с дипломом хирурга. Один из лучших студентов, остаться в университете и вообще в Москве Склифосовский не мог, поскольку был обязан отработать свое обучение, полученное за счет города. По иронии судьбы, последняя стипендия в срок не поступила, и деньги на поездку в Одессу Николаю пришлось занимать.

По дороге к месту работы Склифосовский заехал в Дубоссары и задержался там на две недели: с 23 августа по 8 сентября вчерашний студент замещал заболевшего главврача местной больницы.

В Одессе Николай Склифосовский шесть лет проработал ординатором хирургического отделения городской больницы, нарабатывая практический опыт, в том числе участвуя в экспериментальных на то время гинекологических и урологических операциях.

Параллельно он вел научную работу. В 1863 году двадцатисемилетний врач отправился в Харьков (в Одессе тогда высшего медицинского учебного заведения не было) защищать докторскую диссертацию на тему «О кровяной околоматочной опухоли», в которой доказывал необходимость оперирования внематочной беременности. А через год впервые сам произвел овариотомию (операцию удаления кисты яичников), затем еще одну, причем в обоих случаях опухоли были гигантские, весом около двадцати килограммов – и обе пациентки выздоровели, хотя в то время смертность при таких операциях была очень высокой. Одним из первых в стране Склифосовский успешно прооперировал фибромиому на матке, положив начало полостной хирургии в России. Дважды он был избран тайным голосованием председателем Общества одесских врачей.

Вскоре Склифосовский стал очень востребованным в Одессе доктором. В то время в состоятельных кругах общества было принято вызывать врачей на дом, в том числе для хирургических операций; Николай Васильевич такую практику категорически отвергал и оперировать в домашних условиях отказывался. О том, как важно работать в чистом, специально отведенном для этого помещении, пользуясь стерилизованными инструментами и материалами (губки для операций он вываривал в кипятке), Склифосовский писал уже в первых своих научных статьях...

Другие номера издания «Личности»

№ 123/2019
№ 122/2019
№ 120/2019
№ 119/2018
№ 118/2018
№ 117/2018