Личности 124/2019

Ольга Петухова

ФЕРНАН МАГЕЛЛАН: ЧЕРЕЗ МЯТЕЖИ И ОКЕАНЫ

6 сентября 1522 года в гавани Севильи собралась толпа, чтобы поглазеть на входящее судно, больше похожее на корабль-призрак. Его черный корпус был источен червями, а ветер трепал жалкие обрывки парусов. Но поистине жуткое зрелище являла команда: восемнадцать моряков и трое пленных – изможденные и беззубые от цинги. Почти двести их товарищей погибли в скитаниях по океанам: кто-то был казнен, утонул, пал от копья островитян. Погиб и сам генерал-капитан экспедиции Фернан Магеллан. Но и уцелевшие на «Виктории» не ощущали вкуса триумфа. Они открыли неизвестные земли, первыми обогнули земной шар, однако их память была навсегда омрачена драматичными секретами этого кругосветного путешествия

В детстве он не видел моря. Только выжженные солнцем горы в окрестностях Саброзы, небольшого городка на северо-западе Португалии, где 20 ноября (или 17 октября) 1480 года Магеллан и появился на свет. Его отец Родриго де Магальяйнш, мелкий дворянин и потомок французского крестоносца, был женат на женщине по имени Алда де Москита, чье родовое имя, переведенное как «мечеть», часто брали себе португальские евреи. Но семья, несомненно, была христианской, католической и очень набожной.

Когда Фернану было 10 лет, они с братом Диего осиротели, и вынуждены были отправиться в Лиссабон, где по монаршей милости их приняли в пажи при королеве Элеоноре. Там, при дворе, юный Магеллан получил образование, кроме прочего, включавшее в себя математику, навигацию и астрономию, и многое узнал о португальских экспедициях в Индию.

В средневековье Индия и юго-восточные острова с их разнообразием пряностей представлялись европейцам краем изобилия, а сами специи, как в наше время газ или нефть, открывали путь к огромному богатству и неограниченной власти. Европейские желудки, уставшие от пресной еды, жаждали ароматной остроты пряностей столь сильно, что, к примеру, за небольшой мешок перца можно было купить дом.

До 1453 года, пока турки не вошли в Константинополь, специи перевозили по суше. Однако константинопольские мусульмане, запретив арабам торговлю с христианским миром, остановили этот «пряный поток», и европейцам поневоле пришлось отыскать к специям иной, теперь уже морской, путь. Васко да Гама, португальский мореход, первым прошел по океану к Индии, и его усилиями Португалия стала одной из двух доминирующих морских империй мира. Второй была, несомненно, соседка Португалии – Испания.

Плавания к берегам Индии сулили немалые барыши даже простым членам команды, а бедный, но родовитый Магеллан мог рассчитывать на капитанский чин. Его карьера при дворе не задалась, и он почти десять лет провел в безвестном служении монарху, однако в 1505-м Фернан и Диего Магелланы, наконец, получили назначение во флот: армада Франсиско де Алмейды, состоящая из двадцати двух кораблей, отплывала в Индию для ведения там военных действий и колонизации земель.

Последующие пять лет Магеллан воевал в Индии, не единожды был ранен, в сражениях проявлял большое мужество и стойкость. Отличился в битвах при Каннануре и Диу, а в порте Малакка сумел предупредить флагмана о неожиданном нападении малайцев, что позволило отбить их атаку. По окончании срока службы Фернан отплыл в Португалию, но его судно потерпело крушение у Лаккадивских островов. Инцидент выявил малодушие его товарищей-офицеров: они ушли за подмогой на шлюпках, Магеллан оказался единственным дворянином, оставшимся с матросами на острове, и смог удержать контроль над ситуацией. Его хладнокровие ободряло впавших в панику моряков, которые полагали, что их бросили умирать.

После этой истории Магеллан вновь вернулся в Индию, отслужил там еще три года, участвовал в овладении штатом Гоа, где входил в военный совет при вице-короле Албукерке, и окончательном взятии португальцами порта Малакка. Затем он все же возвратился в Лиссабон, где опрометчиво вложил все свои накопления в бизнес одного торговца и, когда тот неожиданно скончался, остался на бобах.

Новая экспедиция – на этот раз в Марокко, Северную Африку, обещала поправить дела. В 1513 году город Азамор в Марокко отказался платить Португалии ежегодную дань, и король двинул на него весь свой флот: пятьсот кораблей и 15 000 солдат. В боях под Азамором Фернан потерял свою лошадь (самое ценное, что у него было) и приобрел пожизненную хромоту: арабским копьем ему раздробило колено.

Увечье означало крах военной карьеры, но тут судьба впервые улыбнулась Магеллану: за беспримерное мужество он был пожалован в интенданты, обязанности которых состояли в дележке трофейного добра. И вот уже 200 000 лошадей, верблюдов и коз – огромное трофейное стадо и предмет заботы интенданта – послужило причиной нового раздора: Магеллан самовольно отдал 400 голов скота племени союзников-арабов и немедля оказался под судом за воровство.

Он бросился в Лиссабон, к королю, что еще больше усугубило ситуацию: Мануэль обвинил Магеллана в коррупции и дезертирстве из армии. Суд Марокко оказался более справедлив и Магеллана оправдал. Хромой, непригодный к строевой службе, с запятнанной репутацией и нищий (король назначил ему минимальную военную пенсию) Фернан, казалось, пал на самое дно.

Но это не было правдой. Пребывая в самой отчаянной ситуации, он вынашивал некий дерзкий план: прославить португальскую корону и свое имя новой экспедицией к «пряным» островам. Магеллан трижды обращался к Мануэлю с предложением провести экспедицию к пока не доступным португальцам «индийским» островам пряностей, и тем обогатить казну. Король трижды отказывал ему.

Наконец в сентябре 1517 года Фернан напрямую спросил Мануэля, имеет ли он право служить другому монарху. Тот ответил, что он может отправляться куда угодно, и повернулся к нему спиной. Испытанное унижение и окончательный отказ привели к глобальным переменам в жизни Магеллана: он решился предложить себя, свои амбиции и опыт к услугам коммерческой соперницы Португалии – Испании.

Уже через месяц Магеллан прибыл в Севилью. Испанцам он казался подозрительным чужаком, но, очевидно, подданство все же получил. Испанского языка Фернан не знал и пребывал в некоторой изоляции, пока не сошелся с португальцем Диего Барбосой. Тот эмигрировал в Испанию еще 14 лет назад, был богат, заведовал арсеналом, а его племянник Дуарте служил, как и когда-то Фернан, в Индии. Вскоре Магеллан стал зятем Барбосы, мужем его дочери Беатрис, а еще год спустя она родила Фернану сына Родриго…

Другие номера издания «Личности»

№ 127/2019
№ 126/2019
№ 125/2019
№ 123/2019
№ 122/2019
№ 121/2019