Личности 126/2019

Марина Ливанова

КАТРИН ДЕНЕВ: CAT-DE-NEUVE, КОТОРАЯ ГУЛЯЕТ САМА ПО СЕБЕ

В 1986 году у Катрин Денев брала интервью не самая простая журналистка – Франсуаза Саган. И цель она ставила не самую простую: разгадать, наконец, ту загадку актрисы, которую одни интерпретируют как холодность, а другие считают выверенным компонентом имиджа. Саган честно пыталась разобраться – но в полной мере это не удалось даже ей.

«До меня внезапно дошло, что я слишком долго объясняла, что она не такая и не этакая, а вот объяснила ли, какая она? Например, я написала, что она не претенциозная – но я не знаю, скромная ли она. Что она не холодная – но я не знаю, страстная ли она натура. Что она не слабая – но я не знаю, сильная ли она. (…) Возможно, и впрямь нужно обладать определенной долей невинности и наивности, а то и глупости, чтобы утверждать: ‟Я такая, я этакая”. Возможно, и впрямь из-за кого-то или из-за чего-то Катрин Денев утратила это чувство невинности, потому и осмеливается говорить о себе лишь в вопросительно-отрицательной форме»

Всех режиссеров, которые начинали с ней работать, Катрин Денев предупреждала, что слишком быстро произносит текст. Детская привычка: в семье Дорлеак было четыре сестры, и девчонки постоянно перекрикивали друг друга. Франсуаза и Катрин (их разница в возрасте составляла восемнадцать месяцев) спали на одной двухъярусной кровати и с детства ощущали себя практически близнецами.

Катрин Фабьен Дорлеак родилась 22 октября 1943 года в оккупированном Париже. Росла интровертом, застенчивой, грустной и нелюдимой девочкой; через много лет отец знаменитой актрисы, Морис Дорлеак, растерянно скажет в интервью: «Никогда не знал, о чем Катрин думает. Мы были близкими людьми, но совершенно не знаю, что о ней рассказать». Она была совсем маленькой, когда заболела туберкулезом ее мать Рене, и хотя той была суждена очень долгая жизнь (не так давно она преодолела столетний рубеж), с постоянным страхом потерять близкого человека Катрин не могла справиться долгие годы.

Семья была актерской (и отец, и мать играли на сцене), но весьма далекой от стереотипных представлений о богемной жизни. «Я никогда не знала хаотично-артистической среды, где когда попало идут спать, а дом заполнен артистами, – вспоминала Катрин. – Мои родители не принадлежали к богеме. Они играли в театре, а театр – это дисциплина. Кроме того, это такая профессия, которой занимаются вечерами, что позволяло нам в течение дня вести нормальную жизнь». На лето семья выезжала в деревню на берегу Сены, где у них был дом с большим садом: возиться с цветами станет для Катрин самым любимым занятием на всю жизнь.

Сестры Дорлеак учились в парижском лицее Ла Фонтен, откуда Франсуазу исключили в пятнадцать лет за прогулы и плохое поведение. Такое развитие событий вполне ее устраивало: девушка была серьезно нацелена на актерскую карьеру. Франсуаза Дорлеак поступила в консерваторию и вскоре дебютировала в парижском «Театре Антуана»; Катрин еще училась в лицее, где не выделялась ни поведением, ни успехами. Позже она будет повторять во всех интервью, что настоящей кинозвездой должна была стать ее сестра. «Франсуаза обладала святым огнем. Я – нет. В пятнадцать лет еще сама не знала, чего хочу. У меня не было ни твердой цели, ни особых склонностей. Я мечтала...»

На съемочной площадке она впервые оказалась по протекции друга дома: режиссер Анри Юнебель снял четырнадцатилетнюю Катрин в массовке в фильме «Гимназистки». Через год они с младшей сестрой Сильвией снялись в криминальной драме «Котята» Жака Вилла. Но обычно в биографиях актрисы пишут, что в кино ее привела Франсуаза – на роль, соответственно, сестры своей героини в картине «Двери хлопают» (режиссеры Жак Пуатрено и Мишель Фермо). Именно в титрах этой картины впервые появился псевдоним «Катрин Денев»: оставив отцовскую фамилию за старшей сестрой, младшая взяла для съемок девичью фамилию матери.

Все, кто знал тогда Катрин и Франсуазу, вспоминают их похожими, очень близкими и привязанными друг к другу – и в то же время кардинально разными. Одна считалась классической красавицей, спокойной и холодноватой, другая – очаровательной дурнушкой, бесшабашной и темпераментной, младшая была дисциплинированна и в компании обычно молчала, старшая неизменно всюду опаздывала и постоянно спорила, Катрин Денев пришла в кино юным прелестным созданием, а Франсуаза Дорлеак – хулиганкой, символом «новой волны». Правда, в одном из интервью Денев призналась, что сестра никогда не курила и почти не брала в рот спиртного – в отличие от нее самой. И наиболее радикальный поступок в юности тоже совершила не богемная и рисковая Франсуаза, а сдержанная и рассудительная (на первый взгляд) Катрин.

С мужчиной, который изменил ее жизнь, Катрин Денев познакомилась на танцах в Эпи-клубе, модном парижском ночном заведении, куда пришла за компанию с сестрой. По воспоминаниям Катрин, Франсуаза предупредила ее, что этот человек опасен, но она не прислушалась к совету.

Роже-Вадим Племянников, более известный как Роже Вадим, эмигрант во втором поколении с украинскими корнями, в будущем прославится как муж нескольких великолепных женщин, первооткрыватель знаменитых актрис и автор мемуаров об их личной жизни. Но тогда, тридцатидвухлетний, он был набирающим известность кинорежиссером, прозвучав скандальным по тем временам фильмом «И Бог создал женщину», где с его легкой руки дебютировала Брижит Бардо.

На момент встречи с Катрин Денев он уже развелся и с Бардо, и со второй женой, Аннет Стройберг, оставившей ему дочку, и пребывал в поиске. Брижит Бардо, сохранившая с бывшим супругом дружеские и профессиональные отношения, к его новому выбору отнеслась скептически: «Семнадцатилетняя брюнеточка, которая носила прическу, как у меня, и одевалась, как я. Она выглядела этакой простушкой, чем иногда ужасно раздражала».

Распространенный миф о том, что именно Роже Вадим заставил Катрин перекраситься в блондинку, чем создал ее новый образ на всю жизнь, Денев опровергает: «Решение превратиться в блондинку из темной шатенки я приняла сама. Вадим тут ни при чем. Я могу в чем угодно упрекнуть его, но только не в этом».

Другие номера издания «Личности»

№ 127/2019
№ 125/2019
№ 124/2019
№ 123/2019
№ 122/2019
№ 121/2019