Личности 129/2019

Денис Эртель

ПАОЛО ВЕРОНЕЗЕ: ЛИКУЮЩЕЕ ВЕЛИКОЛЕПИЕ

Яркость и насыщенность цвет приобретает по воле художника, которая зависит от его натуры. Вы никогда не замечали, что цвета, как и люди, бывают веселые и печальные, шаловливые и угрюмые, банальные и оригинальные?

Цвета Веронезе благородны и жизнерадостны.

Шарль Бодлер

На портрете, написанном свыше четырехсот лет тому назад, молодой мужчина. Ему, должно быть, нет и тридцати, а возможно – тридцать с небольшим. Художник обожал дорогие ткани, великолепно их писал, и если здесь он выбрал темную, сдержанную одежду, то причина ясна: строгое одеяние не отвлекает внимания от лица. Светлые посмеивающиеся глаза, волнистые каштановые волосы. Он еще не начал лысеть – а скоро начнет, но комплексовать по этому поводу не станет.

У него вообще, похоже, нет никаких комплексов. Он уже давно прославлен. Вазари в своих «Жизнеописаниях наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих» называет его без фамилии или прозвища, уменьшительным именем – «Паулино», но тут же уважительно прибавляет, что тот «ныне большой известностью пользуется в Венеции», и с восторгом описывает его заслужившие всеобщее одобрение работы, причем делает это довольно подробно и многословно.

Краски Веронезе всегда жизнерадостны – даже в поздних работах, где порой слышится меланхолия, его картины освещены солнцем… как в юности. «Сусанна и старцы» сияют так же, как первое «Обручение Святой Екатерины», а ведь эти два полотна разделяют многие годы!

Годы – и множество событий, но они не притушили света, идущего от полотен художника. Собственно, его биография – это его картины... Но их слишком много, поэтому останавливаться придется только на самых известных.

Наш герой родился в 1528 году в Вероне в квартале художников в районе Сан-Паоло. Отец его был каменотесом или скульптором и носил прозвище Спецапреда, то есть Каменщик. Если это не фамилия, то, возможно, он был чьим-то внебрачным сыном. Пишут, что звали его Габриэле Кальяри, но на самом деле это фамилия отца его супруги Катерины – имя знатного веронца Антонио Кальяри, чьей внебрачной дочерью она была. Паоло родился у них пятым.

Еще подростком, лет в 14, а, возможно, еще раньше его отправили в мастерскую художника (и, как указывают некоторые жизнеописания, его дяди) Антонио Бадиле – видимо, одаренность его уже тогда была признанной родными. Встречаются упоминания, что он часто бывал в мастерской Джованни Франческо Карото, от которого взял свое увлечение цветом, но эту мысль разделяют не все биографы. Бадиле, который  был старше своего ученика только на десять лет, повлиял на него мало – по крайней мере, даже в ранних произведениях Паоло таковое влияние не слишком заметно. Правда, некоторые исследователи находят его в алтарной росписи часовни в церкви Сан-Фермо-Маджоре. «Мадонна с младенцем и святыми» написана в 1548 году, то есть художнику было 20 лет.

Уже с 15-16 лет он помогал Бадиле с писанием заказных работ, и там, где о его участии известно, очевидно и другое: у него есть собственный стиль. Говорят, что увидев работу Веронезе на алтарях, Микеле Санмикеле, архитектор не только крепостных укреплений, но и многих зданий в Вероне и других городах, предоставил Веронезе возможность поработать над фресками в возведенном им Палаццо Каносса.

Паоло успел также создать фрески в соборе Дуомо и выполнить заказ в Мантуе, прежде чем уехал в Венецию в 1553 году. Братья вскоре последовали за ним, потому что отец покинул этот мир, а перспективы в Венеции были привлекательнее.

«Верона, находившаяся под протекторатом Венеции, не отличалась прогрессивным образом мысли, и ее жизнь, простая, здоровая и беспечная, не была затронута приближающимися политическими потрясениями, – писал Бернад Беренсон. – Но если город медленно поддавался подлинно культурным воздействиям, то мода проникала в него быстро. Испанские фасоны одежды и испанский придворный этикет скоро дошли и до Вероны, и мы находим их в картинах Паоло Веронезе в прекрасном сочетании с цветущим видом, беззаботностью и простотой нравов ее обитателей. Эти отлично уживающиеся между собой противоречия составляли главное очарование живописи Веронезе, пленяющей нас и по сей день, так же как она, очевидно, пленяла современных ему венецианцев; последние, достаточно искушенные в искусстве, полностью оценили в его творчестве эту счастливую совокупность церемонного этикета и роскоши с чисто детской непосредственностью чувств».

«Веронезе» – «Веронцем» он стал называть себя в Венеции, но также использовал фамилию благородного деда – Кальяри, не исключено, что с целью вызвать большее доверие у знати. Под фамилией Кальяри его знали всю жизнь, а под именем Паоло, Паулино – в начале карьеры. Позднее он так иногда и подписывался: «Паоло Кальяри Веронезе, проживающий в Венеции». Собственно, быть в тесных отношениях с Микеле Санмикеле уже значило очень много: тот был знаком всем.

Возможно, в Венеции Паоло начинал с портретов, в написании которых уже имел немалый опыт, но поскольку в росписях церквей он тоже имел опыт, вскоре получил заказ на росписи в церкви Сан-Франческо-делла-Винья, затем – на украшение ризницы собора Святого Себастьяна, где настолько преуспел, что работал для этого храма долгие годы и даже впоследствии был в нем похоронен. Наиболее известные его работы - «Коронование Пресвятой Девы», «Эсфирь перед Агасфером», «Коронование Эсфири и триумф Мардохея» – отличаются нежным, теплым колоритом, характерным для Веронезе и веронской школы в целом.

На иллюстрации: «Мадонна с семьей Куччина», 1571, Галерея старых мастеров, Дрезден

Другие номера издания «Личности»

№ 128/2019
№ 127/2019
№ 126/2019
№ 125/2019
№ 124/2019
№ 123/2019