Личности 133/2020

Яна Дубинянская

ЗВЕЗДА ХАРРИСОНА ФОРДА

Когда начинающий актер впервые прибыл в Голливуд, на знаменитой аллее, неподалеку от популярной киношной закусочной «Мюссо и Фрэнк», он обнаружил звезду, на которой было выгравировано его имя: «Харрисон Форд».

«Одно из двух, подумал я, – смеясь, рассказывал он уже в зените славы журналистам. – Либо Голливуд неплохо оценивает мои перспективы, либо… так звали кого-то еще».

Тот, первый Харрисон Форд – согласитесь, не самое тривиальное имя, был звездой немого кино, полузабытым красавцем с черно-белого экрана Голливуда двадцатых.

Но, выдвигая первую версию, его тезка не слишком ошибся

Харрисон Форд не имел никакого отношения ни к полному тезке – актеру немого кино, ни к династии автомобильных магнатов Фордов. Форды из Чикаго, штат Иллинойс, были типичной американской семьей с многонациональными корнями. Джон Фитцджеральд Форд, дед актера по отцу, имел ирландское происхождение, бабушка Флоренс Вероника Нихауз – немецкое, а бабушка и дедушка по материнской линии, Анна Лифшиц и Гарри Нидельман, были еврейскими эмигрантами родом из Минска. От журналистов, которых всегда интересовал национальный вопрос, Харрисон Форд отшучивался: «Как мужчина я чувствую себя ирландцем, а как актер – евреем».

Он появился на свет в Чикаго 13 июля 1942 года и получил имя в честь деда Гарри. Родители маленького Харрисона, Дороти и Кристофер Форды, в молодости были актерами: Дороти играла в популярных в то время радиопостановках, Кристофер – на сцене. Но, обзаведясь семьей, отец нашего героя нашел себе более стабильную работу в сфере рекламы, а мать занялась домом и детьми: через три года у них родился младший сын Теренс. Родители исповедовали разные религии, католическую и иудейскую, но особого значения этой стороне жизни не придавали, и о своем религиозном воспитании Харрисон Форд тоже отзывался с юмором: «Нас с братом воспитывали как убежденных демократов, либералов до последней полоски. У меня есть какая-то невероятная вера в то, что нужно и можно давать свободу всем и во всем». Этой «религии» он не изменял всю свою жизнь.

В начальную школу Харрисон пошел в Чикаго, а когда ему исполнилось двенадцать лет, семья переехала в поселок Парк-Ридж в Иллинойсе, где были только фермерские хозяйства. Жить на природе мальчику понравилось, он даже немного приручил дикую лисицу и лучше всего себя чувствовал в безлюдных местах. «Я тогда впервые подумал, что раньше эта земля принадлежала вовсе не нам, мы ее просто захватили, отняли у природы», – вспоминал он.

Подросток Форд с удовольствием ездил в скаутские лагеря с жизнью в палатках, наблюдениями за дикой природой и сплавами по рекам; позже, юношей, он вернулся в скауты уже в качестве вожатого. Со сверстниками в школе у него складывалось гораздо хуже.

«Я был очень тихим и незаметным мальчиком, стеснялся лишний раз поднять руку в классе или, не дай Бог, выйти к доске, – вспоминал Харрисон Форд свои школьные годы. – Когда задирались другие мальчишки, мне нечем было ответить. Драться я не любил и молча убегал. Зато выходить на сцену с прописанными заранее словами для меня оказалось находкой. Я выходил, сиял, а потом, за кулисами, снова становился стеснительным Харрисоном».

Школьный театр стал первым местом приложения актерских талантов Харрисона Форда и могучим средством в борьбе с застенчивостью. А в старших классах подросток Форд стал еще и «голосом школы», диктором и спортивным комментатором на открывшейся в ее стенах любительской радиостанции.

В 1960 году Харрисон Форд окончил среднюю школу и поступил в колледж Рипон в Висконсине, на курс философии. В стенах колледжа он зарекомендовал себя продвинутым философом, вступил в тайное студенческое братство «Сигма Ню», а в последний год обучения взял курс актерского мастерства – и пропал.

«Я решил, что не хочу искать настоящую работу, а подамся в актеры».

Еще в Вискосине Харрисон Форд начал играть на сцене музыкального театра Белфри в городе Делаван. А по окончании колледжа удивил родных, отправившись покорять Лос-Анджелес. Вместе с Харрисоном поехала его студенческая любовь Мэри Маркард, которая в 1964 году стала его женой. Через два года у них родился старший сын Бенджамин, а еще через три – младший, Уиллард.

Эти годы Харрисон Форд провел как один из миллионов молодых безымянных актеров, штурмовавших Голливуд – даром, что на Аллее славы уже была звезда с его именем. Сначала он пытался получить работу на радио, но «голос» провинциальной школы в серьезной профессиональной сфере никого не заинтересовал. Однако молодожены все-таки остались в Калифорнии, и после нескольких месяцев обивания порогов студий Харрисон Форд получил контракт на «Коламбиа пикчерз» – 150 долларов в неделю. Он снимался в ролях без слов, которые теперь фанаты тщательно отыскивают – его имя далеко не всегда указывали в титрах. Самой первой считается роль посыльного в картине «Смертельный жар на карусели» 1966 года.

Посыльных молодой Форд переиграл немало и однажды, согласно легенде, поспорил на съемочной площадке с продюсером Джерри Токовским: тот поставил ему в пример Тони Кертиса, который исполнял роль посыльного как звезда! Лучше бы он сделал это, как посыльный, – парировал Харрисон Форд. Дерзость была наказана: острый на язык актер спустился в самые нижние строки списков по найму.

В титрах его имя впервые появилось в 1967-м, в вестерне «Время убивать», где он сыграл эпизодическую роль. Написали «Харрисон Дж. Форд» – чтобы не путать с тезкой из немого кино – хотя никакого второго имени на букву «J» у актера не было. Когда контракт с «Коламбиа пикчерз» окончился и Форд перешел на студию «Юниверсал», лишнюю букву из его имени убрали, но в титрах оно появлялось по-прежнему редко. Во второй половине 60-х он снялся всего в нескольких вестернах и детективах.

Другие номера издания «Личности»

№ 136/2020
№ 135/2020
№ 134/2020
№ 132/2020
№ 131/2019
№ 130/2019