Личности 135/2020

Яна Дубинянская

ФУКИДИД: «ЕСЛИ КОГДА-НИБУДЬ ПОВТОРИТСЯ»

«Ловушка Фукидида» – так назвал свою книгу ученый-политолог с мировым именем, гарвардский профессор Грэм Аллисон. Его издатель сомневался, будет ли такое название коммерческим, но сомнения оказались напрасны: книга стала бестселлером.

Античный историк Фукидид не просто описал современную ему войну. Он задался вопросом, актуальным на тысячи лет вперед: почему люди воюют и перестанут ли когда-нибудь? «Так уж устроен мир, – писал он, – что справедливость является предметом разговора лишь равных по силам, в остальном сильный требует то, что считает возможным требовать, а слабый вынужден подчиняться».

До сих пор человечеству не удалось опровергнуть его правоту. Народы и страны вновь и вновь попадаются в «ловушку Фукидида», и этому не видно конца

«Фукидид афинянин написал историю войны между пелопоннесцами и афинянами, как они вели ее друг против друга. Приступил он к труду своему тотчас с момента возникновения войны в той уверенности, что война эта будет войною важною и самою достопримечательною в сравнении со всеми предшествовавшими. (...) Действительно, война эта вызвала величайшее движение среди эллинов и некоторой части варваров, да и, можно сказать, среди огромного большинства всех народов».

Биография Фукидида целиком и полностью завязана на войну, современником и летописцем которой он был: именно из перипетий этой войны исследователи, начиная с древности и до наших дней, выводят приблизительные даты его жизни. Античная писательница Памфила утверждала, что к моменту начала войны – а это 431 год до нашей эры – Фукидиду исполнилось сорок лет; значит, родился он в 471 году до н.э. Впрочем, неизвестно, откуда она могла об этом знать – возможно, просто подобрала красивый средний возраст для умудренного мужа, готового к масштабному труду. Согласно другим версиям, Фукидид мог родиться между 450-м и 475-м годами до н.э., в пользу каждой из них есть косвенные аргументы, но точной информацией не обладает никто.

Главным биографом Фукидида в древние времена был некто Маркеллин, возможно, ритор, живший в V веке, то есть через несколько сотен лет после своего героя: достоверных сведений, по-видимому, у него не было совсем, и в своем пространном труде он дал волю фантазии. Писали о Фукидиде и некоторые другие античные авторы, опираясь главным образом на отрывочные сведения и факты, которые он сообщил о себе сам. Но проблема в том, что собственная личность не казалась Фукидиду достойной подробного описания.

Его интересовала только война.

Фукидид-афинянин родился не в самом городе, а на юге, в деме Галимунте, который относился к Леонтийской филе: так назывались территориальные единицы, на которые делился полис. Галимунт располагался на морском побережье, возле гавани Фалера, в полутора часах езды от самих Афин.

Историк происходил из одной из самых древних и знатных афинских семей: среди предков Фукидида по материнской линии были Теламонид Аякс Саламинский и Мильтиад, победитель Марафонской битвы, а дядей по матери – знаменитый полководец Кимон, победитель персов и главный соперник Перикла. По одной из версий, Фукидид состоял в родстве и с потомками тирана Писистрата.

Отцом Фукидида был фракийский принц, чье имя в разных источниках звучит как Олор или Орол; несмотря на чужеземное происхождение, у него имелось афинское гражданство, но детей в таких случаях все равно приписывали к роду матери. Зато от отца Фукидид унаследовал огромное богатство: золотые рудники в Скапте Гиле, во Фракии, на берегу напротив острова Фасоса – так называемый «Изрытый лес» или «Лес с рудниками».

Он был богатым человеком и жил в блестящую эпоху – «золотой век» Перикла.

Фукидид был, по-видимому, еще ребенком, когда Перикл отправил в изгнание его дядю Кимона, лидера афинской аристократии; позже Кимон вернулся, возглавил греческий флот в последнем столкновении с персами, но умер от болезни, не дожив до названного в его честь Кимонова мира.

Сам Перикл поставил на демократическое государство – и не прогадал. В 444 году до н.э. его избрали в Афинах стратегом и регулярно переизбирали на эту должность вплоть до самой смерти. Несмотря на то, что вся реальная власть была сосредоточена в его руках, он остался верен принципам античной демократии, отчитывался перед народом в своих действиях и тратах и действительно много сделал для Афин. В «золотой век» Перикла были построены Пропилеи, Парфенон, храм Ники Бескрылой, процветали театр, наука, поэзия, изобразительное искусство и философская мысль. Демократические Афины стали культурным центром античного мира.

«Наш государственный строй не подражает чужим учреждениям; мы сами скорее служим образцом для некоторых, чем подражаем другим. Называется этот строй демократическим потому, что он зиждется не на меньшинстве, а на большинстве. По отношению к частным интересам законы наши предоставляют равноправие для всех (...). Свободные от всякого принуждения в частной жизни, мы в общественных отношениях не нарушаем законов больше всего из страха перед ними, и повинуемся лицам, облеченным властью в данное время, в особенности прислушиваемся ко всем тем законам, которые существуют на пользу обижаемым и которые, будучи написанными, влекут общепризнанный позор».

Эту знаменитую речь Перикла, произнесенную над павшими воинами, записал Фукидид.

«Говорят, будто однажды Геродот читал публично свою ‟Историю”, – писал Маркеллин, – а присутствовавший при этом Фукидид, слушая чтение, заплакал. Геродот, как говорят, заметил это и сказал отцу Фукидида, Олору: ‟Олор, натура твоего сына жаждет знания”». Биографы считают это историческим анекдотом, тем более что автор и сам неоднократно подстраховался, ссылаясь на чьи-то пересказы. Достоверно тут лишь одно: Геродот действительно читал публично отрывки из своей «Истории», по разным версиям, в 444-446 годах до н.э. Но слушал ли его Фукидид, и если да, то сколько ему было лет, сказать трудно…

Другие номера издания «Личности»

№ 136/2020
№ 134/2020
№ 133/2020
№ 132/2020
№ 131/2019
№ 130/2019