Личности 136/2020

Ольга Петухова

АМЕЛИЯ ЭРХАРТ: СОЛО НАД ОКЕАНОМ

В июле 1937 года на конечном этапе первой в истории мира авиа-кругосветки в небе над Тихим океаном бесследно исчез маленький биплан, пилотируемый американской летчицей Амелией Эрхарт. ВМС США с неба и воды прочесали более двухсот тысяч квадратных морских миль – но не отыскали ни обломков самолета, ни тел. Отважная летчица и ее напарник-штурман Фред Нунан как будто испарились.

Исчезновение хрупкой и мужественной Амелии, которую миллионы людей любили за проявленную храбрость в одиночных перелетах через Атлантику и Тихий океан, шокировала и Америку, и Европу. А ее необъяснимая пропажа стала одной из самых больших неразрешимых загадок современной истории

Лишь тому, кто идет первым, открывается горизонт с его манящими далями и чувством безграничной свободы. В конце XIX века на мужскую привилегию вести за собой претендовало все большее число женщин, среди таковых была и Эми Эрхарт, мать Амелии, которая в числе первых женщин в Америке поднялась на четырехтысячник Пайкс-Пик в Колорадо.

Своей настойчивостью и целеустремленностью Амелия во многом походила на мать. Из двоих дочерей Эми и Эдвина Эрхартов она была старшей, родилась 24 июля 1897 года, в городке Атчинсон, Канзас. По воспоминаниям младшей сестры Мюриэл, в детстве Амелия с азартом играла в теннис и баскетбол, легко брала барьеры на лошади, гоняла на велосипеде и возмущалась, что для мальчиков не делают ограничений, а девочек считают физически слабыми и не тренируют для состязаний в спорте.

Когда ей исполнилось девять лет, отец подарил своей «пацанке» винтовку Гамильтона 22 калибра – и та, начитавшись газет, отправилась с ней сражаться против «разносчиков чумы». Охота на крыс в сарае у дома окончилась быстро: завидевшая первый «трофей» бабушка потребовала отнять винтовку на неопределенный срок.

Возражения отца силы не имели: девочек в течение двенадцати лет воспитывали в доме богатого дедушки, ушедшего на покой атчинского судьи Альфреда Отиса, который считал, что его дочь опрометчиво совершила мезальянс – его зять Эдвин Эрхарт, поначалу подающий надежды адвокат, откровенно рушил свою карьеру. В качестве юриста, служащего железнодорожных линий Рок-Айленда, он непрерывно переезжал в поисках лучшего места, но его пристрастие к выпивке с годами лишь усугублялось, и, чтобы окончательно не погрязнуть в нищете, матери Амелии приходилось своими силами бороться за благосостояние семьи.

Айова, Миннесота, Миссури, снова Канзас… После смерти бабушки и дедушки семья жила на колесах, и Амелия сменила шесть школ. В итоге ее родители все же расстались, мать забрала девочек в Чикаго, где юная леди и окончила колледж, получив блестящие оценки и красноречивую подпись под выпускным фото: «девочка в коричневом, которая всегда ходит одна». Коричневый на всю жизнь остался ее любимым цветом, как, впрочем, и неуемная тяга путешествовать «соло».

Первый в своей жизни самолет Амелия увидела на ярмарке в Айове в 1907 году, но тогда машина не впечатлила ее, всецело занятую только что купленной «нелепой шляпой из перевернутой персиковой корзины». Да и чем было восторгаться?.. С того судьбоносного момента, как братья Райт подняли в небо агрегат тяжелее воздуха, прошло всего четыре года, и выставленный экземпляр, «динозавр» современной авиации, казался девушке громоздкой «штукой из ржавой проволоки и дерева».

Прошло еще десять лет… На рождество 1920-го (после очередной попытки вернуться в семью) отец отвез дочерей на открытие нового аэродрома в Лонг-Бич в Калифорнии. Там, решив подшутить над девушками, пилот совершил рискованный маневр прямо над их головами. Но Амелия не испугалась, напротив: ей показалось, что этот красный самолетик что-то сказал ей. Уже три дня спустя она совершила свой первый десятиминутный прогулочный полет. Выбираясь из кабины, мисс Эрхарт сообщила пилоту Фрэнку Хопсу, что станет летчицей.

Тремя годами ранее с не меньшим энтузиазмом Амелия полагала, что посвятит жизнь медицине. Она сбежала из университета в Филадельфии в Канаду, в Торонто, где в ту пору училась ее сестра, чтобы там помогать раненым в Первой мировой войне французским и английским солдатам и офицерам. Среди них было немало летчиков, и Амелия с сестрой не раз наблюдали за тренировочными полетами выздоровевших. Их самолеты разительно отличались от тех, первых, деревянных. Новые летательные машины стали маневреннее и благодаря алюминиевой обшивке корпуса намного легче и быстрей. Армии воюющих сторон активно использовали самолеты, чтобы разведывать и фотографировать позиции противника, а во второй половине войны – и проводить воздушные бои. Тот, кто имел более совершенный аппарат, отныне господствовал и в небе. В двадцатые годы прошлого века было установлено множество авиа-рекордов, которые открывали максимальные возможности нового вида транспорта и, несомненно, ускоряли его прогресс.

В 1918-м Амелия вернулась домой, забросила химию и биологию, и уже в Лос-Анжелесе поступила учиться на врача, но вскоре отказалась и от этой затеи. Война была окончена, и в ее глазах героизм медицинской профессии померк, в то время как авиация предлагала бесконечные, как само небо, возможности для благородного и оправданного риска. Газеты трубили о подвигах первых «авиатрисс», самой известной из которых, пожалуй, была француженка Элиза Дерош, с 1910 года ставившая собственные летные рекорды.

3 января 1921-го Амелия взяла свой первый урок, а уже после двадцати учебных полетов ее наставница Нета Снук разрешила мисс Эрхарт летать в одиночку. Чтобы выглядеть «асом», девушка купила новое кожаное пальто и несколько ночей спала в нем, а потом выпачкала каплями машинного масла. Ее квалификация все еще оставалась под вопросом, но Амелия замахнулась на большее: двухмоторный Canuck, на котором она обучалась, теперь казался ей тихоходом, и при финансовой поддержке матери за 2000 долларов она приобрела подержанный биплан Kinner Airster, более скоростную, но весьма неповоротливую и ненадежную машину (один из клапанов двигателя периодически зацикливался), окрашенную в ярко-желтый цвет. Уже осенью 1922 года на своей «Канарейке» Амелия установила первый в своей жизни рекорд: поднялась на доселе неподвластную женщинам высоту в 14000 футов, а 15 мая 1923-го мисс Эрхарт стала 16-й женщиной, получившей от Всемирной Федерации по аэронавтике лицензию пилота.

Другие номера издания «Личности»

№ 138/2020
№ 137/2020
№ 135/2020
№ 134/2020
№ 133/2020
№ 132/2020