Личности 137/2020

Ольга Петухова

ДЮК РИШЕЛЬЕ: ЧЕЛОВЕК И ПАМЯТНИК

Бронзовая тога… Свиток в руке и увенчанная лаврами голова… Человеку несведущему может показаться, что горячо любимый одесситами «отец города» и впрямь происходил из римлян и выглядел именно так. Что ж, отдадим должное символизму и творческой фантазии скульптора Ивана Мартоса, создавшего «бронзового Дюка» и набросаем реальный портрет его прототипа: галантного француза XVIII века Армана дю Плесси де Ришелье, постреволюционного премьер-министра Франции и первого губернатора Одессы, с огромной любовью творившего свой город

Арман (полное имя Арман Эммануэль Софи Септимани де Виньеро дю Плесси, граф де Шинон, герцог де Фронсак, князь де Мортань, маркиз де Понкурле, барон де Альбре…), наследник имени, титулов и миллионного состояния (того самого!) кардинала Ришелье, появился на свет 25 сентября 1766 года в Париже, в особняке своего деда. Но и богатые дома не обходит беда: в первый же год жизни от туберкулеза угасла мать, а немногим позднее – и старший брат». И быть бы ему сиротой при беспутном гуляке-отце, если бы не добрые тетушки графиня Эгмонт и герцогиня Эгильон, и горячо полюбивший его дед – фигура для своего времени примечательная. Маршал Луи Франсуа Арман де Ришелье приходился правнучатым племянником кардиналу де Ришелье, всемогущему министру Людовика Тринадцатого, и получил от предка двадцать миллионов ливров наследства.

Кардинал – родоначальник династии – вошел в историю как коварный политик и гениальный дипломат, таланты его правнука Луи Франсуа буйно цвели на иной стезе. Маршал был до безумия храбр и ветрен до безрассудства. Дамы стрелялись друг с другом из любви к нему, а сам он дважды угодил в Бастилию за страсть к женщинам и дуэлям. Он ухитрился ввязаться с заговор с испанцами против регента короля – и остался жив. Монарх как-то сказал о нем: «Если бы у господина де Ришелье было четыре головы на плечах, у меня нашлось бы за что отрубить ему все четыре...» И со вздохом добавил: «Если бы у него была хоть одна...»

Все здравомыслие рода, казалось, досталось нашему герою, будущему Дюку де Ришелье («дюк» – на французском «князь»). Недаром же его дед, маршал Луи Франсуа, любил повторять: «У Армана все мои достоинства и ни одного из моих пороков». Осиротевший ребенок рос под бдительным оком духовного наставника аббата Лабдана и с восьми лет его воспитывали в основанном кардиналом Ришелье училище Плесси. К пятнадцати годам юноша свободно говорил на пяти языках, а за успехи в учебе получил от завистливых однокашников прозвище «инженер», вполне сравнимое с нынешним презрительно-сленговым «ботан».

Юный Арман подавал немало поводов для зависти: он был очень умен, баснословно богат и, так же, как легкомысленный дед, весьма красив – высокого роста, стройный, с «большими черными глазами, полными огня, придававшими его физиономии одновременно одухотворенное и пикантное выражение. В 15 лет по протекции маршала он был зачислен подпоручиком в драгунский полк (но ни дня не служил в нем) и по наследству от того же любящего деда получил должность первого камердинера короля – человека, который подбирает для монарха штат ближайших слуг и при надобности сам подает ему ночную сорочку. Служба, при правильном подходе дающая сотни возможностей манипулировать королем.

Не обошлось без дедовой опеки и в личной жизни Армана. 15-летнего внука маршал женил на 12-летней дальней родственнице рода Ришелье маркизе Аделаиде Розалии де Рошешуар. Столь ранний брак не был в диковинку в прагматичном xviii веке, когда грамотный союз сулил выгодное объединение финансов равных друг другу по знатности родов. Невеста принесла приданое в триста тысяч ливров, жених имел ренту с полумиллионного состояния. Аделаида наследовала за бабушкой миллион, Арман за дедушкой – 15 миллионов ливров. Однако блестящий во многих отношениях брак на поверку имел драматический изъян: юная супруга Дюка была ростом с карлицу и горбата. Как сумел уговорить внука на подобный союз дед – осталось загадкой для всех.

В ночь после венчания новобрачный вскочил на коня и в сопровождении аббата Лабдана один ускакал в свадебное европейское турне. Италия, Германия, Австрия – там он завершил образование и спустя полтора года вернулся во Францию. Но не к жене. В одном доме со своей мадам Ришелье он так и не поселился, да и впоследствии никогда не жил, предпочитая личному общению переписку, в которой уважительно называл ее «мой дорогой друг».

Аделаида безропотно приняла уготованную ей роль «гостевой» жены и всю жизнь прожила в своем провинциальном имении в двухстах километрах от Парижа. А оставленные ею мемуары о любимом супруге оказались бесценны для биографов князя де Ришелье. К слову, некоторые из исследователей полагали, что искривление позвоночника маркизы могло прогрессировать с ее взрослением, и горба на момент венчания не было. Как знать?.. Маршал, так странно женивший горячо любимого внука, сам был помолвлен в пятнадцать лет и в двадцать уже овдовел, получил желанную свободу, а впоследствии был еще дважды женат. Никакой беды в раннем браке он не видел, но одного не предусмотрел: Аделаида пережила своего супруга.

Возвратившемуся в Париж Арману было нелегко. Светской жизни не любил, в полку служил номинально, тяготился ролью камердинера короля, не умел льстить, не стремился попасть в фавориты – и Людовик Шестнадцатый невзлюбил его. Как писал один из современников Дюка, «он не был создан для легкомысленного общества… привычка судить строго о других отталкивала от него людей». Неизвестно, как далее развивалась бы его карьера при дворе, если б не революция, которая круто изменила жизнь.

Другие номера издания «Личности»

№ 139/2020
№ 138/2020
№ 136/2020
№ 135/2020
№ 134/2020
№ 133/2020