Личности 137/2020

Владимир Войтюк

ВИКТОР ЧУКАРИН: ПУТЬ НА ОЛИМП СКВОЗЬ ПЕПЕЛ КОНЦЛАГЕРЕЙ

Август 1984 года. В одной из львовских больниц 62-летний гимнаст, телу которого мог бы позавидовать сам Аполлон, готовился к смерти. Он не боялся умереть. Ведь не единожды смотрел в глаза смерти. Он понимал, что в этот раз не сможет обвести вокруг пальца старуху с косой, как делал это во время Второй мировой войны. Мужчина вытащил из потрепанного альбома старые фотографии, и не заметил, как погрузился в воспоминания…

На пороге смерти Виктор Чукарин вспомнил страшный 1941 год, когда его жизнь часто висела на волоске. 22 июня он готовился к большому спортивному празднику, где хотел показать зрителям достижения из своего богатого гимнастического арсенала. Однако в то страшное воскресенье Виктор вместо спортзала пошел записываться в военкомат.

Его мобилизовали в артиллерию. Чукарину посчастливилось выжить в первые, самые трудные месяцы войны. Он защищал Киев, а вскоре попал в окружение под Полтавой. Раненый и контуженый Виктор не смог избежать пленения. Во время длительных переходов, когда его товарищи по оружию умирали сотнями, невероятная физическая сила помогала Чукарину выжить. Виктор ценой неимоверных усилий преодолевал каждый километр, но упорно шел вперед. Чукарин видел, как нацисты пристреливали тех, кто не мог идти. Немцы понимали, что из Виктора может получиться хороший работник – его атлетическое телосложение сразу бросалось в глаза. Охранники даже прощали Чукарину мелкие прегрешения. Он несколько раз пробовал бежать. Но все его попытки оборачивались фиаско.

В 1942 году Чукарин оказался в концлагере Зандбостель на севере Германии. Когда немцы решили использовать пленных как рабочую силу, то гимнаст выдал себя за крестьянина. Виктор понимал, что в селе он всегда сможет заработать на свой кусок хлеба, а вот в городе – далеко не факт. Чукарина отправили в небольшое поселение Каппель-Нойфельд. Там он должен был помогать по хозяйству немецкой семье Брюнс. Наш герой трезво оценивал свои навыки работы на земле: «Ну, судите сами, какой из меня крестьянин. Я ведь кроме металлургических заводов толком ничего не видел, но я должен был доказать свою пользу немцам. Брюнсы быстро заметили, как ‟хорошо” я дою корову или кошу траву. Однако они оказались людьми с большой буквы. Брюнсы никому не рассказывали о моих фермерских ‟талантах”, а просто перевели меня на огород, где я неплохо справлялся с картошкой и репой. Если бы не Брюнсы, я б сейчас с вами не разговаривал. Я даже ел с ними за одним столом. На той же ферме я сделал себе турник, где продолжал занятия гимнастикой. Я часто наблюдал за нацистскими Церберами, которые крутили ‟солнце”. Ведь немцы тогда были лидерами в нашем виде спорта. Честно говоря, эти случайные уроки потом очень пригодились мне», – рассказывал Виктор в одном из немногочисленных интервью. Чукарин полюбил своих немецких благодетелей и даже подарил им сувенир – сплел из соломы шкатулку в форме сердца.

К сожалению, в домике Брюнсов наш герой схоронился ненадолго. Вскоре началась ужасная одиссея Виктора по концлагерям Третьего рейха. Всего он побывал в 17 адах на Земле. И умудрился выжить, хотя иногда казалось, что у него нет никаких шансов уцелеть. Но спорт научил Виктора никогда не сдаваться. Самые кошмарные дни Чукарин пережил весной 1945 года. В начале мая советские войска приближались к концлагерю Зандбостель. Всех заключенных нацисты в спешке эвакуировали в другой город и несколько дней держали под усиленным конвоем в порту. Немцы не собирались переводить еду на живых трупов. О воде заключенные могли только мечтать. Гестаповцы знали, что смертникам осталось жить считанные дни. Заметая следы, они хотели убрать нежелательных свидетелей своих злодеяний. Но в этот раз нацисты решили изменить себе и доверили самую грязную работу голоду и жажде. Те, кто был сильнее, смогли продержаться несколько этих ужасных дней. Среди них оказался и Виктор Чукарин – заключенный № 10491. Нацисты никогда не тратили время и силыт на имена. Ведь неодушевленных легче убить. Смертники в концлагерях получали несколько цифр, которые потом множились на ноль в печах крематориев.

Тех, кого не добили голод и жажда, нацисты погрузили на баржу, начиненную взрывчаткой. Немцы уже даже подготовили короткую информационную справку, в которой сообщали, как советская подводная лодка торпедировала баржу с заключенными концлагеря. Узнику №10491 оставалось жить несколько минут. Он понимал, что обратный отсчет уже запущен… Однако Фортуна решила улыбнуться ему. Капризная богиня знала, что молодого человека ждут великие подвиги. Англичане не дали гестаповцам совершить очередное злодеяние. Баржу отнесло в море, где она с несколькими сотнями людей внутри дрейфовала около недели. Без продуктов и воды. Все чаще пассажирам баржи приходили мысли о каннибализме… К счастью, их подобрал английский корабль. Теперь заключенный №10491 снова стал Виктором Чукариным. Виктор в очередной раз победил. Самого сильного противника – смерть.

Виктор появился на свет в 1921 году в селе Красноармейское (Донецкая область). Его отец был простым кубанским казаком, а мать имела греческие корни. Она и назвала сына Виктором, надеясь, что он вырастет победителем. Как показало время, мама не ошиблась. Вскоре семья переехала в Мариуполь. «На стадионе шли массовые выступления гимнастов. Да, все что они выполняли, я тоже вроде бы умел. То, да не то! Как сейчас все преобразилось на поле. Мне казалось, словно гимнасты порождают удивительную музыку. Она рождалась в движении бронзовых от загара мускулистых торсов, высекалась взмахами гибких, сильных рук, рассыпалась барабанной дробью прыжков. Это было прекрасно: стройные фигуры в белых костюмах; изумрудное поле стадиона; красные, синие, зеленые стяги на ветру. Краски смешались в каком-то вихревом хороводе, слились с ритмом движений и тоже стали музыкой. А над всем жизнерадостным буйством – как всплеск, как искры фейерверка – головокружительные сальто, солнце. Наконец я нашел то, что так давно искал, то без чего теперь не мог жить».

Другие номера издания «Личности»

№ 138/2020
№ 136/2020
№ 135/2020
№ 134/2020
№ 133/2020
№ 132/2020