Личности 4/2006

Игорь Судак

ЛЕДЯНОЙ СОН РОБЕРТА ЭТТИНГЕРА

«Большинство людей, ныне живущих, имеет шансы на личное, физическое бессмертие», подробно и достаточно убедительно поведавшая человечеству о появлении новой науки крионики как возможности для современников «испить из чаши будущих столетий» Роберт Эттингер.

Роберт Честер Вилсон Эттингер родился 4 декабря 1918 года в Атлантик Сити. В семье был настоящий культ музыки – кроме родственника-дирижера из России, другой его дядя, американский, был знаменитым джазменом. Но маленький Роберт, вопреки чаяниям родителей, неожиданно проявил свои склонности не к игре на музыкальных инструментах, а к математике и физике, что, впрочем, только подтверждает давнюю гипотезу о невидимой связи между искусством и наукой, о существовании единой гармонии творчества.

 

Журнал «Личности»: Когда Вы впервые подумали о смерти? Почему Вы решили оказать ей сопротивление?
Роберт Эттингер: Я задумался об этом, еще будучи подростком. Я взахлеб читал научно-фантастические журналы, и их материалы – рассказы и статьи – давали хорошую пищу для размышлений.

Мог ли думать подросток, мечтающий о бесконечной жизни счастливого человечества, что, как только он вырастет, окажется в лейтенантском кителе среди вооруженных людей, поливающих свинцом, протыкающих штык-ножами и озверело рвущих друг друга зубами и ногтями. И ему также пришлось рвать и стрелять, и мечты о бессмертии были отброшены на потом – как мешающие просто выжить: здесь и сейчас. В кровавых боях в Германии на исходе войны Эттингер был тяжело ранен, представлен к награде орденом Пурпурного сердца и на несколько лет оказался в военном госпитале в штате Мичиган.

Медленно выздоравливая и восстанавливаясь, он практически беспрерывно читал и думал.

Журнал «Личности»: Кого вы считаете своими учителями и предшественниками?
Роберт Эттингер: Похожие идеи разделяло множество людей на протяжении столетий и даже тысячелетия, но никто, насколько я знаю, не сложил воедино все кусочки, чтобы сделать эту концепцию полной и законченной.

После этой долгой и кропотливой работы в 1962 году Эттингер оформил свои идеи и рассуждения в книгу, которую назвал «Перспективы бессмертия». Он издал ее самостоятельно небольшим тиражом и собственноручно разослал ученым и издателям. В обществе вспыхнули бурные диспуты, выплескивающиеся даже на первые полосы газет, в которых книгу возносили  до высот библии и низвергали до шарлатанства и мелкого жульничества, обвиняя в меркантильном желании сорвать с доверчивых граждан большой куш.

Интервью с автором, выступления по радио и на телевидении в самых популярных программах следовали одно за другим.

Но маленький Роберт, вопреки чаяниям родителей, неожиданно проявил свои склонности не к игре на музыкальных инструментах, а к математике и физике, что, впрочем, только подтверждает давнюю гипотезу о невидимой связи между искусством и наукой, о существовании единой гармонии творчества

Непростые вопросы сыпались на Эттингера со всех сторон, и один из наиболее частых: «А зачем жить вечно, а, может, мы вовсе не желаем бессмертия?» «Если бы на рынке появилась сыворотка, гарантированно добавляющая двадцать лет здоровой энергичной жизни, вы бы от нее отказались? – спрашивал он своих оппонентов, заставляя их думать. «А на тридцать? На пятьдесят? Где для вас тот предел?» «Но мы ведь должны уступить место следующим поколениям!» – приводили они новый довод. На что Эттингер, как правило, иронично возражал: «Когда человек, который никогда не даст лишних ста долларов, чтобы спасти голодающего ребенка Африки, утверждает, что он готов пожертвовать собственной жизнью, чтобы только облегчить жизнь гипотетического потомка, он просто ставит себя в глупое положение».

Журнал «Личности»: Почему все-таки люди так беспечны в отношении собственных жизней? Почему общество до сих пор, несмотря на появившееся огромное количество информации о достижениях в науке, не выработало социальный заказ на бессмертие?
Роберт Эттингер: Основная проблема в традиционной и культурной инерции. И в психологии. Люди не хотят лично напрягаться, бороться и сопротивляться общественным догматам.

Журнал «Личности»: Разделяют ли Ваши идеи Ваши друзья и близкие?
Роберт Эттингер: Кто-то – да, кто-то – нет. Моя мама и обе мои жены заморожены. Мой сын и его жена – активисты в Институте Крионики. Другие потерялись или не интересуются.

Журнал «Личности»: Как много знаменитостей (можете ли Вы назвать их имена?) были заморожены или заключили контракт?
Роберт Эттингер: Нет имен, на которые мне было бы дано разрешение ссылаться.

Журнал «Личности»: Если Вы уверены в успехе крионики, почему Вы так часто рискуете: летаете на самолетах, спускаетесь в метро, пользуетесь лифтами в небоскребах?
Роберт Эттингер: Мы всегда взвешиваем риск и необходимость. Лишь некоторые крионисты экстраосторожны, но большинство – нет.

Журнал «Личности»: Думаете ли Вы о Вашей жизни в будущем? Что бы Вы хотели сделать сразу после того, как проснетесь после ледяного сна?
Роберт Эттингер: О таких вещах я не беспокоюсь.

лена
25 Декабря 2008
тогда от кого же родили анну, старшую дочь в семье ульяновых
Шинкарева Татьяна
3 Декабря 2006
Я простая смертная женщина, по образованию -воспитательгица и мне далеко до политических суждений.Но я не безразлична к своей эпохе. Жизнь в советское время несла уверенность и спокойствие, то -- чего не достает сегодня. Ведь простой народ отравлен нынешней идеологией, а тем более - дети.

Другие номера издания «Личности»

№ 3/2006
№ 2/2006
№ 1/2006