Книга отзывов

Цель журнала «Личности», как заявлено руководителем проекта Ю. Белецким, «не только знать, но и понять человека, избранного и названного Личностью. Редакция в отборе статей следует простой логике разнообразия и бесконечной связи всех людей друг от друга». Объектом осмысления, анализа, исследования, описания и предъявления, предполагаемому читателю, является такой философский, социологический и психологический феномен, как Личность. Вышедшие два номера журнала дают достаточный материал для анализа.

 

Первая статья, первого номера журнала посвящена Николаю Фёдорову. Это авансом вызывает уважение и настраивает на серьёзный лад. Тем более что и рубрика называется «бессмертие». Жанр статьи – традиционный популярный очерк. Автор очень точно локализует себя, как популяризатора незаслуженно «забытого» мыслителя. Делая главный акцент на идеях Федорова, космизм которых находится в гармонии с его аскетичной бытовой жизнью. Удачный подбор фактического материала, позволяет создать романтический образ мудреца не от мира сего. Уважение, чувство такта и точная дистанция, с которой ведется рассказ, подкупают. Информационная, дидактическая и эмоциональные компоненты очерка в гармоничной пропорции. Сделано всё по классике и культурным нормативам. Ни малейшей «клубнички» или панибратства. 
Некоторые спорные утверждения не портят впечатления, а вызывают желание обсудить. Например, «забытость» Фёдорова. В БСЭ ему посвящена приличная статья. Его философию хорошо знал Андрей Платонов и в его произведениях это чувствуется. Николай Заболоцкий был страстным сторонником идей Федорова. Перечитайте его стихи! Да, официозных популяризаций не было. Но в русской и советской философской культуре эта глыба пусть молча, пусть как бы в стороне, но присутствовала всегда. 
Инородным телом смотрится эскапада в послесловии о «коммунистическом рае», но не портит общего впечатления. Наверное, сегодня это необходимый (кому?) штамп. Я думаю, это добавление от редакции. А в качестве поэтического осмысления темы - известнейшее стихотворение Шпаликова – очень здорово!
Федоров и Шпаликов – ярчайший контраст, но в таком контексте это «сочленение» дает новые яркие эмоциональные оттенки.
Автор отработал без сбоев и эклектики в одном из трех известных представлений о Человеке. А именно, эта концепция утверждает, что первой предметной реальностью является отдельный человек и наделяет его свойствами, взятыми из эмпирического анализа, просеянными через культурный и целевой фильтр. Практически это был основной подход к проблеме Человека и Личности в советское время, хотя, в таком подходе возникают неразрешимые методологические противоречия.
    В таком же ключе написана статья о супругах Кюри. С большой любовью и тактом. Запоминается. Хочется перечитать. 
    Вторая статья первого номера журнала о Леонардо да Винчи. Статья переводная, автор мне неизвестен. В отличие от Н. Федорова, имя Леонардо да Винчи в нашей стране, да и мире является культурным знаком, символом, кодом входящим, наверное, в десяток самых известных имен за всю историю человечества. Автор, после лирического вступления совершенно неожиданно начинает цитировать, пересказывать и комментировать известную работу З. Фрейда. Т.е. проецировать личность Леонардо да Винчи на плоскость психоанализа, оправдываясь тем, что это может быть «ключиком к пониманию его фантастического творческого потенциала». Тут и тема о гомосексуальности Леонардо да Винчи и т.д. Автор - европеец. В их культуре имя Фрейда почти сакрально. Разработанный им и его последователями психоанализ – сегодня на западе является неотъемлемой частью уже даже не медицины, а культуры. У нас это не так. И если в нашей культуре источником творческого потенциала служили картины природы и народное творчество, то «там» эдипов комплекс, сублимация и ночные сексуальные кошмары. Достоинство этой статьи – богатый, со вкусом подобранный иллюстративный материал.
    Последнее, что я хочу сделать – это сравнить две статьи. Горький и Коэльо. Вступление к статье «Полет буревестника» сразу настораживает; «… а он всю жизнь страдал, оправдывая свой псевдоним. За что и награжден сегодня забвением, которое совсем не заслужил». Здесь нелепость просто всё. Горечь, горький и т.д. в русском языке не синонимы слову «страдание». За что награжден забвением? За страдания! Не хватает ни какой фантазии, чтобы выстроить хоть самую выморочную причинно-следственную связь. И кем всё-таки он награжден? Автором? Так сам факт статьи говорит об обратном. Обществом? Так во все курсы русской литературы в школах включены его произведения. Это ли не память? Это ли не признание и благодарность потомков? 
    Статья начинается традиционно. Хронология, биография… Нетрадиционно название первого раздела – «Из грязи в князи». Тональность задана. Так сказать, легкий стёб. Этот устойчивый оборот в русском языке, имеет очень и очень иронично-снисходительный оттенок (это мне напомнило заглавие статьи в газете - «Выпал из гнезда» - о самоубийстве пенсионера, выбросившегося из окна. Такой вот фривольный тон). Хотя первые несколько абзацев – обычный пересказ из учебника. До тех пор пока… «У Толстого Алексею понравилось. Возникла мысль самому стать писателем и зажить не хуже». Так вот интересно задается автором мотивация! Вот она разгадка источника творческого потенциала Алексея Максимовича. Это уже что-то из знаменитых литературных анекдотов Хармса. Горькому короткой, как стилет фразой отказано в экзистенции, в, так сказать, горнем. «Души прекрасные порывы…» - это не для него. Утилитарно – меркантильный юноша намеревается, позавидовав бытовой обустроенности Толстого, конвертировать художественные тексты в монету. Цель – из грязи в князи.
    Причина успеха? И тут у автора неожиданно глубокое объяснение – «…мода на босяков ширилась». Двигаться дальше по тексту, натыкаясь на такие «тонкие» стилистические и пунктуационные приёмы, как закавыченное название главы «Первый писатель России» и т.д. противно. От описания отношений Горького с Лениным и Сталиным несет легковесным подростковым стёбом и ерничеством. А уж раскрутка Саввы Морозова на бабки, используя Андрееву – так и просится в современный пошловатый сериал. Всё это не так безобидно, как кажется.
    Но это длинный и, скорее всего, бесплодный разговор. Отсутствие простого человеческого такта удивляет. Жизнеописания русских литераторов, публицистов и мыслителей нередко становились для новых поколений почти житийной литературой – это, судя по статье, автору не известно. И Горький в русской культуре является нормообразующим, культурообразующим именем. Это не означает неприкосновенности тем и событий в его жизни. Но вульгаризированные интерпретации, оправдываясь авторским видением и «объективным» взглядом имеют совершенно другие цели. Не «объективность», а разрушение культурного ядра. 
       Коэльо!
    Материалы, посвященные этому писателю, написаны инфернальными адептами и апологетами его творчества. От патетики и экзальтации авторов охватывает чувство неловкости. Аргументации, как и у всех фанатов, - никакой! Сплошные эмоции. Многомиллионные тиражи – не аргумент. Макдоналдс кормит ежедневно 100 млн. человек. И что? Вы сторонники его вкусной и здоровой пищи? О вреде кока-колы и пепси-колы не знает только невежа. И что? Самые продаваемые напитки в мире! Ежедневно(!) выкуривается миллиард сигарет. Потребительское количество не означает ни пользы, ни качества. Я бы начал с того, что литературных, художественных текстов Коэльо на русском языке нет. То, что есть – это на скорую руку беллетризированный подстрочник, коммерческих переводчиков. 
    Как поэтически подана биография! Сколько символики и тайных смыслов. Какие нимбы и ореолы над банальнейшей психушкой. С каким придыханием, и почти «на слезе» упоминается о гомосексуальном опыте. Любой примитивный биографический факт осмысливается, как знамение или откровение. 
Это – позиция. Позиция не только автора, а тех миллионов, раскупающих его книги. Конечно, такая поэтизация биографии результат невероятного коммерческого успеха его произведений. Но публицист, не придворный биограф. В нашей стране, да и СНГ в целом, литературная критика исчезла, как жанр. А самих критиков можно заносить в красную книгу. Хорошо то, что покупается – лозунг Рынка. И идут волнами коммерческие проекты в литературе, выбрасывая на гребень всё новые и новые имена. Это реальность, в которой мы живём.
     Массовый коммерческий успех сегодня могут иметь Тексты, лишены ценностных оснований конкретной культуры, не имеющие религиозного и национального контекста.
    Такая литературная пепси-кола. И Коэльо удачно угадал или сконструировал её рецепт. А в смысле мистических прозрений и озарений, да еще выраженных на прекрасном русском языке, Горький даст сто очков вперед бразильцу. Недаром он был истинный ницшеанец. Тогда, как «уроки» титана Борхеса Коэльо впрок не пошли.

 

С уважением А. Клименко. г.Харьков


Стельмах Андрей, пианист.
20 Апреля 2011
Так как являюсь поклонником творчества С.В.Рахманинова, увидев лицо С.В. на обложке,купил журнал. Скажу честно, был в гневе на автора Ингу Долганову за грубейшие ошибки, в частности на групповом фото со Зверевым, написано, что Рахманинов сидит второй справа, а на самом деле- там сидит еврей Черняев. С.В. стоит справа от Зверева. Большинство фраз в тексте просто "передраны" из популярной литературы о С.В. опять мнимая история с кризисом, после первой симфонии. Налицо- технократический подход, мало имеющий отношение к истине.
Чередниченко Алена!
30 Апреля 2010
А почему другой взгляд, другое мнение так раздражает. Тем более не приведены аргументы, только ругань...
Охременко Ирина Вячеславовна
22 Января 2010
С восторгом открыла для себя Ваше издание, считала там нет грязи. Однако номер 6(22)2009 г. меня поверг в шок, циничная, злая статья об Оскаре Уайльде и об Анне Ахматовой. Столько злобы, яда даже не во всех "желтых газетенках" прочтешь.Особенно вышло у госпожи Надежды Орловой. Вам бы, любезная, вообще никогда больше ничего не писать, а сидеть на печи и грызть орешки.Задача журналиста анализировать, писать непредвзято. Как бы не прожила свою жизнь Анна Андреевна, какой бы ни была судьба ее родителей, кто Вы такая чтобы браться судить, и чисто по женски злословить? се равно завтра Вас забудут, как будто и не было вовсе, А Её будут помнить, даже всю Вашу пачкотню забудут и не будут читать, а то, что создала Она будут читать и помнить. Прошу извинения за резкость.